Оглавление

Введение2

Глава 1. Понятие межэтнического и межконфессионального конфликта4

§1. Понятие конфликта. Межэтнический и межконфессиональный конфликт.4

§2. Причины возникновения межэтнических и межконфессиональных конфликтов13

§3. Типы и формы межэтнических конфликтов16

Глава 2. Межэтнические и межконфессиональные конфликты в современном мире20

§1. Этнические и религиозные войны в Африке20

§2. Конфликты на Ближнем и Среднем Востоке22

§3. Конфликты в Восточной и Центральной Европе25

§ 4. Межэтнические конфликты на постсоветском пространстве27

Глава 3. Проблема урегулирования межэтнических конфликтов34

Заключение37

Список использованной литературы39

Введение

Проблема межэтнических и межконфессиональных конфликтов в течение последних десятилетий является одной из наиболее актуальных. Это объясняется тем, что подобного рода конфликты довольно трудноразрешимы, а также являются наиболее распространённым источником политической нестабильности.

В современном мире практически не существует этнически однородных государств. К таковым можно условно отнести только 12 стран. Таким образом, людям разных национальностей, так или иначе, приходится сосуществовать на одной территории, и мирная жизнь складывается далеко не всегда. По данным Института мира в Осло за период с 1990 по 1999 г. В 80 странах мира зарегистрировано 118 вооружённых конфликтов. Из них только 10 являлись межгосударственными войнами, а остальные представляли ту или иную форму внутриполитической войны.

Конфликты на национальной и религиозной почве всегда имели место быть в истории человечества. Однако, несмотря на большое количество международных организаций, регулирующих политические отношения, следует отметить, что число этнополитических конфликтов в современном мире неуклонно растёт. На этот факт, прежде всего, оказывают влияние такие мировые процессы, как глобализация, модернизация, массовые миграции населения.

Но главное заключается в том, что основными жертвами современных насильственных конфликтов становятся не вооружённые силы конфликтующих сторон, а мирное население, единственной виной которого часто является его этническая или конфессиональная принадлежность.

Трудно переоценить актуальность данной проблемы. Конфликты подобного рода опасны, когда возникают между государствами, и также опасны, когда происходят в рамках одной страны. Это может привести к политической, социальной нестабильности, что в конечном счёте повлияет на государственность, на целостность страны.

Данная работа состоит из трёх логически связанных между собой глав.

В первой главе раскрывается теоретический, понятийный аспект межэтнического и межконфессионального конфликтов, причины возникновения, типы и формы таких конфликтов.

Во второй главе речь идёт о межэтнических и межконфессиональных конфликтах в современном мире: конфликтах в Африке, Ближнем и Среднем Востоке, Восточной и Центральной Европе, на постсоветском пространстве.

Третья глава посвящена проблеме урегулирования конфликтов подобного рода.

Глава 1. Понятие межэтнического и межконфессионального конфликта

§1. Понятие конфликта. Межэтнический и межконфессиональный конфликт

межэтнический и межконфессиональный религиозный конфликт

На сегодняшний день существует огромное множество определений конфликта. На Западе, например, широко распространено определение известного американского теоретика Л.Козера: «Конфликт - борьба за ценности и притязания на определённый статус, власть и ресурсы, в которой целями противника являются нейтрализация, нанесение ущерба или устранение соперника». В отечественной литературе также даются определения конфликта. Так, Л.Г. Здравомыслов определяет конфликт как «норму отношений между людьми, своего рода клеточку социальной жизни, в которой наиболее отчётливо проявляется социальная напряжённость, накапливается энергия деятельности, порождающая социальные изменения и сдвиги разного масштаба».

Следует заметить, что большинство определений конфликта носит социологический характер, так как в социальном конфликте все стороны представлены людьми, группами людей. А.В. Дмитриев, например, под беженцев социальным конфликтом понимает «тот вид противостояния, при котором стороны стремятся захватить территорию либо ресурсы, угрожают оппозиционным индивидам или группам, их собственности или культуре таким образом, что борьба принимает форму атаки или обороны».

Социальные конфликты могут проявляться в различных сферах жизни. Так, различают межличностные конфликты, конфликты в организации, межгрупповые конфликты. К одному из видов межгрупповых конфликтов относятся конфликты национальные (межэтнические) и религиозные (межконфессиональные). Вся сложность ситуации заключается в том, что именно в таких конфликтах на первый план выходит один из видов базовых групповых потребностей - потребность в идентичности, то есть в сохранении целостности группы в зависимости от той или иной этнической или конфессиональной принадлежности.

Прежде чем говорить о межэтническом конфликте как таковом, необходимо раскрыть понятие этноса, этничности.

Принадлежность к тому или иному этносу вызывает у людей сильный эмоциональный отклик и прежде всего чувство ответственности перед своей этнической группой. За счёт этого достигается сплочённость группы, готовность членов группы защищать её интересы и территориальные границы от других групп.

Несмотря на то, что наука этнология имеет довольно долгую историю, общепризнанного понятия «этнос» так и не выработано. Дискуссия вокруг понимания этничности стала развёртываться с начала 70-х годов. Поводом к этому послужили различные факторы, такие как: распад колониальной системы, образование новых государств, обострение межэтнических отношений в индустриальных странах.

Существуют три основных подхода к трактовке понятия этничности - примордиализм (или эссенциализм), инструментализм и конструктивизм.

Примордиалистский (эссенциалистский) подход рассматривает этничность как естественную, врождённую связь любого человека со своей этнической группой. Считается, что этническая общность складывается по происхождению, языку, традициям, обычаям и даже психическому складу людей. Этническая принадлежность здесь - это характеристика, получаемая человеком при рождении. Согласно данной теории, этнос - «это прежде всего разделяемая членами группы культурная общность с объективными характеристиками принадлежности, такими, как территория, язык, экономика, расовый тип, религия, мировоззрение и даже психический склад». Этнический конфликт в этом случае рассматривается только как неизбежно порождённый этничностью.

Инструменталистский подход основывается на рациональных аспектах этничности и тех функциях, которые она выполняет в политической жизни общества. Этничность трактуется как «инструмент», как «создаваемый на основе элементов культуры социальный и политический ресурс, используемый индивидами, группами и элитами для достижения своих целей, как наступательных, так и оборонительных». Согласно данному подходу, сама по себе этничность не является причиной этнического конфликта, а становится лишь средством маскировки других конфликтов (экономических, политических, социальных).

Конструктивистский подход, получивший наибольшее распространение в 1990-е годы, делает упор на социальный характер происхождения и природы этничности. Крупный отечественный теоретик конструктивизма В.А.Тишков отмечает, что «этническую идентичность следует рассматривать больше как форму социальной организации, чем как выражение определённого культурного комплекса». Под этнической общностью Тишков понимает «группу людей, члены которой имеют общие название и элементы культуры, обладают мифом (версией) об общем происхождении и общей исторической памятью, ассоциируют себя с особой территорией и обладают чувством солидарности».

С точки зрения конструктивистского подхода этничность не порождает конфликт. На возникновение конфликта воздействуют различные социальные группы, которые используют этничность как инструмент для реализации собственных целей.

«Итак, этнические общности могут быть рассмотрены: 1) в качестве относительно самостоятельных социумов с характерными для них разными уровнями экономического и социального развития; 2) в рамках культуры, включая историческую традицию, язык, обычаи; 3) с точки зрения численных и дистанционных параметров (численность, компактность - дискретность и пр.); 4) в качестве разнообразных политических институтов (государственные, партийные, клановые и пр.)».

Таким образом, понимание сути этнического конфликта неразрывно связано с понятием этничности. Суть далеко не каждого этнического конфликта заключается в этничности, этничность скорее форма проявления конфликта. Чаще всего это конфликты, связанные со статусными или территориальными претензиями. При этом более сильный этнос ограничивает или исключает претензии более слабых этносов. Имеющие высокий статус члены группы обычно стараются перевести недовольство, существующее внутри группы, на внешнего врага. Неравенство этносов чаще всего обусловлено объективными обстоятельствами - численностью, отсутствием ресурсной базы, вклад в развитие экономики, культуры, географические условия и т.д.

Для большинства этноконфликтологов характерен функциональный подход к пониманию конфликта. Так, В.А.Тишков определяет межэтнический конфликт как «любую форму гражданского, политического или вооружённого противоборства, в котором стороны, или одна из сторон, мобилизуются, действуют или страдают по признаку этнических различий».

Что касается вопроса соотношения понятий этнический и этнополитический конфликт, то большинство специалистов трактует первое понятие как более широкое. В то время как В.А. Тишков, например, эти два понятия не разграничивает. Следует учитывать, что подавляющее большинство этнических конфликтов имеют политическую составляющую, то есть в большей или меньшей степени они являются этнополитическими.

Не только этнический, но и религиозный фактор может вызывать конфликты. Речь идёт о религиозном (или межконфессиональном) конфликте. Название здесь говорит само за себя: межконфессиональный конфликт - конфликт между группами, относящимися к разным конфессиям или религиозным убеждениям.

В современном мире существует множество религий и религиозных верований. На протяжении всей истории человечества религия оставалась важнейшей составляющей жизни общества. Поиски духовных ориентиров, точек опоры в быстро меняющемся мире приводят к тому, что в настоящее время роль религиозного фактора возрастает. Связано это во многом с тем, что религия - важнейший социальный институт, который включает в себя систему социальных норм, ценностей, ролей, обычаев, верований, ритуалов, стандартов поведения.

Существует множество определений понятия религия. В социологии религия рассматривается с содержательной и функциональной точки зрения. Со стороны содержания, религия - прежде всего социальный феномен, который способствует укреплению общества. Согласно функциональному подходу, религия - любые убеждения и верования, в которых решаются фундаментальные вопросы человеческой жизни. На основании этих двух подходов формулируется общее социологическое определение религии. «Религия - это феномен, который объединяет культурную, социальную и личностную системы в единую организованную структуру, воздействующую на процессы изменения и развития общества. Религия - это органическая часть общественной жизни, и на разных этапах развития человеческого социума характер связей между религией и обществом варьируется».

Как социальный институт, религия выполняет в обществе ряд функций:

Мировоззренческая (религия задаёт установки для осмысления мира);

Компенсаторная (религия помогает человеку уйти от ощущения собственной беспомощности, снимает психологическое напряжение);

Коммуникативная (помогает осуществлять общение между верующими, а также между человеком и Богом через молитву);

Регулятивная (происходит управление деятельностью людей посредством норм, ценностей, традиций, стереотипов, обычаев);

Интегрирующая (поддерживает стабильность того или иного общественного фактора);

Культуротранслирующая (религия способствует развитию культуры, таких направлений, как письменность, книгопечатание, искусство);

Легимитирующая (способствует узакониванию некоторых общественных порядков, институтов, отношений, норм).

В современном мире отмечается тенденция к политизации культуры. Однако это отнюдь не значит, что общество становится более религиозным. Очень часто недовольство социально-экономической или политической обстановкой перерастает в религиозные волнения. Также религия зачастую становится частью националистических программ.

Факты, свидетельствующие, что религия может действовать как фактор разрушительный, несущий конфликт, а не интеграцию и стабильность, рассматриваются в рамках теории конфликтов.

Многие исследователи указывают на общность светских и религиозных идеологий в том отношении, что они оправдывают социальное неравенство, либо как "естественное", то есть основанное на способностях и успехах, либо как "Богом созданное".

«Отступление от принципа равенства религиозных групп (на любом уровне) перед законом означает проявление нетерпимости; привилегии одних и дискриминация других религиозных групп неминуемо создают конфликтные ситуации на религиозной почве. Религиозная группа, как и любая социальная группа, обладает своей структурой, у нее есть цели, и она вступает в определенные отношения с другими группами. Сущность группы - это не сходство или различия между ее членами, а их взаимозависимость, которая может варьировать (от неструктурированной "массы" до тесного единства). Это зависит, помимо всего прочего, от размера и организации группы, а также от степени близости отношений между членами группы. Нужно учитывать также, что человек является членом не одной, а нескольких более или менее пересекающихся между собой групп. Одна из наиболее важных потребностей, на удовлетворение которых в религиозной группе рассчитывают ее члены, - потребность в защищенности, безопасности, обладании основой существования, "почвы под ногами", устойчивости в жизненных бурях».

Многие люди до сих пор считают, что всякая чужая, «не их», религия является выдумкой людей, тогда как их собственная религия является откровением Божьим. Тогда возникает не только нетерпимость к людям, исповедующим иную религию, но и желание навязать им свои религиозные взгляды, с их точки зрения единственно верные. Стремление обратить «иноверцев» в «свою веру» получило название прозелитизм. В религиозных обществах полноценными членами общества признаются приверженцы господствующей религии. "Неверие" обычно воспринимается как симптом полной асоциальности. Чаще всего конфликты на религиозной почве возникают по причине партикуляризма. Смысл этого понятия заключается в том, что определённая религиозная группа считает себя исключительной обладательницей истины и истинной морали. Вследствие этого этого возникают конфликты на почве религиозных расхождений. Проявления партикуляризма встречаются в виде деления религий на "истинные" и "ложные", "хорошие" и "плохие", "полезные" и "вредные". Религиозные группы, которым не присущ партикуляризм, обычно не испытывают враждебности по отношению к другим группам и их верованиям.

Часто религиозные конфликты могут маскировать столкновения на этнической или классовой основе. Враждебность по отношению к другим религиозным группам колеблется в зависимости от того, в какой мере религиозные различия связаны с экономическими, политическими или национальными интересами. Религиозные различия в таких случаях выполняют чисто идеологическую функцию.

Конфликты существуют не только между религиозными группами, но и внутри них. Они могут быть связаны с борьбой за власть, престиж, привилегии. С точки зрения конфликтологического подхода социальное поведение членов религиозных групп также мотивируется стремлением к удовлетворению эгоистических интересов отдельных индивидов или их группировок. В качестве примера можно привести столкновение интересов высшего и низшего духовенства, весьма различающихся по своему социальному статусу.

К числу религиозных конфликтов можно отнести также борьбу между сторонниками религиозного модернизма и фундаментализма. В русской православной церкви сегодня есть и сторонники, и противники новшеств - относительно языка богослужения, форм организации жизни прихода, степени участия мирян в решении церковных проблем. Конфликты внутри группы могут быть связаны с внешними для нее обстоятельствами - это может быть разная политическая ориентация верующих одного вероисповедания или разногласия в церковном руководстве.

Еще один тип конфликтов связан с существованием религии в обществе, находящемся на той или иной стадии развития процесса секуляризации, то есть освобождении общественных институтов от церковного влияния. Эти конфликты могут быть вызваны изменениями духовной жизни общества, обусловленными формированием светской культуры, противоречащей традиционным религиозным взглядам на мир и соответствующим моральным ценностям. Религиозная приверженность может приводить к конфликту не только с научными взглядами на мир, но и с нормами светской морали, требованиями закона. Католическая церковь осуждает как великий грех искусственное прерывание беременности, вступая в противоречие с общественным мнением (включая и мнение широких масс верующих). Религиозные убеждения могут противоречить службе в армии, участию в политической жизни или гражданской деятельности.

Особое внимание следует обратить на истолкование божественных законов. Такие мировые религии как буддизм, христианство и ислам в их классическом, традиционном варианте основаны на терпимости и человеколюбии, они не призывают напрямую к борьбе с представителями другой веры. Здесь вопрос стоит в интерпретации тех или иных догматов. «Например, исламские фундаменталисты используют понятие джихад для обозначения войны с неверными во имя распространения мусульманской веры. Однако с арабского языка джихад переводится как «усилие». Если в первые века распространения ислама джихад действительно трактовался как война, причем война оборонительная, то начиная с XIV в. концепция джихада усложняется: наивысшим проявлением считается джихад духовный, т. е. внутреннее самосовершенствование на пути к Аллаху. Таким образом, джихад можно истолковать и как обоснование приложения максимальных усилий для процветания государства, и как оправдание для терактов - все зависит от политических задач того или иного лидера».

Используя религиозную веру и религиозные символы, можно придать сакральность (то есть повысить роль церкви) любому политическому конфликту, сделать его «священным». Таким образом, именно религиозный фактор становится одним из наиболее удобных при использовании в политических целях для оправдания насилия и агрессии.

§2. Причины возникновения межэтнических и межконфессиональных конфликтов

Существуют различные подходы к выявлению причин возникновения межэтнических конфликтов.

). Модель социально-структурных изменений. Согласно данной модели, «в основе межэтнической напряженности лежат процессы, связанные с модернизацией и интеллектуализацией народов России. Вследствие этого в престижных профессиях нарастала конкуренция между титульными национальностями и русскими. Также у многих народов сформировались свои ценности и представления, не совпадавшие с ценностями и представлениями русских в этих республиках (русские ехали в республики помогать, поэтому чувствовали себя выше, чем титульные народы)».

). Структурно-функциональная модель. «Урбанизация, образование и широкая доступность информации порождают новые потребности и способы их удовлетворения. Но реальные возможности таких обществ растут медленнее, чем потребности людей. Несовершенство политической системы, неспособность её решать противоречия, ведут к конфликтам».

). Поведенческая концепция, акцентирующая внимание на социально-психологических механизмах, стимулирующих конфликт. Одна из теорий, относящихся к поведенческой концепции - теория фрустрации-агрессии. Фрустрация в данном случае - состояние опасности от ущерба, нанесённого группе, стресс, ощущаемый как препятствие в осуществлении цели, которые, согласно представленной теории, ведут к агрессии. В рамках концепции фрустрации особое внимание стоит обратить на теорию относительной депривации. (Депривация - процесс сокращения и/или лишения возможности удовлетворять основные жизненные потребности индивидов или групп). «К поиску «образа врага» приводит не только плохое материальное положение. Исследователи переносят акцент именно на ожидания и ориентации, реализовать которые оказывается невозможно». Принято считать, что от теории фрустрации - агрессии берёт начало другая поведенческая теория - теория человеческих потребностей. «Этнические группы испытывают чувства глубокой отчуждённости и даже враждебности по отношению к тем общностям, которые, по их мнению, виноваты в отсутствии у первых необходимых средств развития и удовлетворения жизненно важных потребностей». Это вызывает у группы «страх уничтожения», и она начинает бороться. Эта теория критикуется, так как «часто насилие инициируют не те группы, которые наиболее ущемлены с точки зрения удовлетворения базовых потребностей, а те, то обладает титульным статусом и хорошо развитыми культурными институтами».

). Концепция коллективного действия. Главное - это «коллективные интересы, которые побуждают людей действовать во имя них, выбирая те или иные формы действий. Борьба между группами ведется не вообще, а для достижения определенной цели».

Что касается межконфессиональных конфликтов, то можно выделить ряд постоянно действующих факторов, которые могут привести к возникновению религиозных конфликтов:

). Поликонфессиональный характер государства.

). Особенности государственного строительства. Существуют государства, образованные без учёта исторически сложившихся общностей, в состав которых входят народности и территории, отличающиеся в этническом и религиозном отношении и сохраняющие определённую долю самостоятельности.

3). Дискриминация отдельных религиозных групп населения, проявляющаяся в социально-экономическом неравенстве, а также в преобладании в политической элите страны представителей определённой конфессии.

). Экономическая, военная идеологическая или политическая поддержка оппозиционного религиозного движения извне.

). Вмешательство одних государств в дела других государств под предлогом борьбы с нарушениями прав единоверцев.

). Вмешательства политики в сферу религии. Влияние политики может привести к конфликтам среди сторонников одного и того же религиозного учения внутри представителей одной конфессии.

Чтобы понять источники межконфессионального напряжения, нужно учитывать все причины: экономические, социальные, политические, психологические и т.д. Именно эти причины провоцируют конфликты, религия же или становится катализатором, или используется как идеологический инструмент.

Наиболее актуальными причинами современных конфликтов, имеющих внешнюю форму религиозных, являются следующие:

). Мировой социально-экономический дисбаланс, когда одни страны гораздо богаче других;

). Центробежные политические процессы, когда те или иные этнические группы предпочитают иметь свои государственные образования;

). Региональные или внутригосударственные социальные проблемы, другими словами - бедность страны или региона, провоцирующая протестные настроения и чувство социальной несправедливости;

). Низкий уровень образования и культуры населения.

К тому же, все это наслаивается на национальные и социальные стереотипы, историческую память (особенно негативную), индивидуальную психологию.

§3. Типы и формы межэтнических конфликтов

Существует два основных принципа классификации межэтнических конфликтов: по характеру действий конфликтующих сторон и по содержанию конфликтов, то есть по основным целям, которые ставит выдвигающая претензии сторона.

Одними из первых межэтнические конфликты типологизировали Э.А.Паин и А.А. Попов. Ими были выделены следующие типы конфликтов:

Конфликты стереотипов. Конфликт на той стадии, когда этнические группы могут ещё чётко не осознавать причины противоречий, но в отношении оппонента создают негативный образ «недружественного соседа», «нежелательной группы».

«Конфликт идей». Выдвижение тех или иных притязаний («историческое право» на государственность, территорию).

Конфликт действий. К такому типу конфликтов относятся митинги, демонстрации, пикеты, принятие институционных решений, вплоть до открытых столкновений.

Другая типологизация конфликтов - по основным целям, содержанию требований, предложенная Л.М. Дробижевой:

Статусные институциональные конфликты в союзных республиках, переросшие в борьбу за независимость. Суть таких конфликтов могла быть не этнонациональной, но этнический параметр в них присутствовал непременно, как и мобилизация по этническому принципу. Основная форма конфликтов этого типа институциональная.

Статусные конфликты в союзных и автономных республиках, автономных областях, возникшие в результате борьбы за повышение статуса республики или его получение. Это характерно для части союзных республик, желавших конфедеративного уровня отношений.

Этнотерриториальные конфликты.

Межгрупповые (межобщинные) конфликты.

Также существует типология этнополитических конфликтов, построенная по принципу различий в предмете конфликта между типами субъектов. В зависимости от типа конфликтующих сторон предлагается различать этнополитические конфликты между двумя этническими группами, с одной стороны, и этнополитические конфликты между этнической группой и государством - с другой. Кроме того, внутри каждого из этих типов можно выделить ряд подтипов.

Среди этнополитических конфликтов между двумя этническими группами можно выделить:

Конфликты по поводу расширения возможностей и условий доступа к политической системе. Это конфликты из-за равенства прав политического участия этнических групп в связи с предоставлением прав гражданства, изменением избирательных законов, а также конфликты в связи со степенью представленности групп во властных структурах.

Конфликты по поводу экономических возможностей групп, определяемых политической системой. Это конфликты из-за доли общенациональных ресурсов, выделяемой этническим группам из государственного бюджета, и из-за предоставляемых государством экономических возможностей.

Конфликты политического признания культурного статуса и символов группы. Это конфликты из-за признания государством равноправия или приоритета культурных статусов или символов этнических групп. Часто они проявляются как конфликты по вопросам официального статуса языков, конфессий, государственных праздников и другим культурным и символическим аспектам. В той или иной степени они присутствуют практически в любом полиэтническом государстве.

Среди этнополитических конфликтов между этнической группой и государством можно выделить два подтипа:

Конфликты этнополитической легитимности. Это конфликты, в которых предметом спора является идентичность территориального государства и признание его суверенитета этнической группой.

Конфликты территориального распределения власти. Предметом спора в таких конфликтах являются практики распределения власти и компетенции управления между центральным правительством и различающимися этническим своеобразием территориями.

Что касается формы этнических конфликтов, то самый простой принцип её определения - это отнесение этнических конфликтов к ненасильственным и насильственным. Но и те и другие бывают разными. Так, по форме, можно выделить следующие конфликты:

Региональные войны, то есть вооружённые столкновения сучастием регулярных войск и использованием тяжёлого вооружения.

Краткосрочные вооружённые столкновения, продолжающиеся несколько дней и сопровождающиеся жертвами.

Другие конфликты отнесены к невооружённым. Среди них выделяются институциональные формы конфликта, когда в противоречие приходят нормы конституций, законодательства, реализующие идеологемы конфликтующих сторон.

Ещё одна форма - манифистирующие проявления конфликтов, к числу которых следует отнести митинги, демонстрации, голодовки, акции «гражданского неповиновения».

Также существует идеологическая форма конфликтов, когда разгорается «конфликт идей».

Если все формы ненасильственных конфликтов имеют последствием психологические напряжения, фрустрации в этнических группах, переселения, то насильственные конфликты сопровождаются жертвами, потоком беженцев, принудительными депортациями, вынужденными переселениями.

Глава 2. Межэтнические и межконфессиональные конфликты в современном мире

§1. Этнические и религиозные войны в Африке

Все последнее столетие Африканский континент становился полем боя для межконфессиональных войн. Многие страны континента пережили настоящую религиозную резню. Некоторые переживают ее до сих пор. Последние четырнадцать лет Судан раздирается ожесточенным противоборством между властью и оппозицией. Кровопролитная гражданская война унесла уже 2 миллиона человеческих жизней, а 600 тысяч суданцев были вынуждены покинуть свою родину.

Политические противоречия здесь отступают на второй план и уступают место противоречиям религиозным. Суданские власти выражают интересы мусульманской части страны, составляющей 70% всего населения, тогда как оппозиция строго ориентирована на язычников (25%) и христиан (5%). Причем ситуация усложняется тем, что правящий режим борется еще и с неортодоксальными нубийскими мусульманами, а также с многочисленными исламскими сектами.

В Нигерии, самой крупной стране Африканского континента, идет непрекращающийся религиозный конфликт между христианами, мусульманами и язычниками.

Этнические и религиозные распри, постоянно раздирающие Нигерию, стали одной из самых больших опасностей для этой молодой страны. Борьба за власть в федерации между политическими деятелями Севера (мусульмане хауса, фульбе) и Юга (христиане йоруба, игбо) непрерывно осложняет политическое положение в стране.

Жестокие столкновения часто парализуют Лагос - экономическую столицу и самый крупный город Нигерии. В этом десятимиллионном африканском мегаполисе кровопролитные столкновения на улицах между христианами и мусульманами считаются совершенно обыденным явлением. В Лагосе, бывшей столице Нигерии, экстремисты из "Конгресса народа Одуа", представляющего собой военизированную группировку народности йоруба, захватывают представителей народности хауса и вершат над ними самосуд.

В штате Кадуна после введение шариата христиане, составляющие примерно половину населения штата, устроили массовый марш протеста. В считанные часы город был охвачен погромами.

Большинство стран Азии и Африки долгое время находились в колониальной или полуколониальной зависимости и обрели суверенитет около пятидесяти лет назад. Зачастую новые государства создавались метрополиями без учёта исторически сложившихся общностей (в том числе и религиозных), а границы проводились в зависимости от политической и военной конъюнктуры. В результате общности, исповедовавшие одну и ту же религию, оказались разобщёнными. Такая ситуация сложилась, например, в Эфиопии, в состав которой входили народности и территории, отличающиеся в этническом и религиозном отношении и сохранявшие определённую долю самостоятельности. В 1993 г. В результате многолетней гражданской войны провинция Эритрея превратилась в самостоятельное государство, где основная религия - ислам, тогда как население Эфиопии исповедует христианство.

«Полное отсутствие расовой толерантности - явление, типичное для Ливии. В 2000 году, в местах компактного проживания чернокожих (в рабочих городках и лагерях при промышленных центрах) под расистскими лозунгами прошла серия массовых избиений и грабежей выходцев из Тропической Африки. По предварительным данным, прямыми жертвами нападений стали не менее 130 человек. Граждане Ганы попробовали ответить нападавшим, и в результате многие из них оказались за решеткой. Все они приехали в Ливию на заработки, совершенно не предполагая подобного исхода. Помимо выходцев из Нигерии и Ганы жертвами погромов стали также подданные Чада, Нигера и Судана.

Этнорасовые противоречия являются одной из причин затяжной гражданской войны в Судане, они способствовали длительному внутриполитическому противостоянию в Чаде, не раз взрывали политическую стабильность в Мавритании. В Гвинее межрасовая напряженность всегда обострялась синхронно с экономическими неурядицами: торговую жизнь страны контролируют по большей части выходцы из ливанской и сирийской общин, и именно на них традиционно обрушивается гнев наиболее бедных слоев населения.

Конфликты на расовой почве между представителями "белой" (арабской) и "черной" Африки вызваны давними социально-экономическими и более глубокими межцивилизационными противоречиями. Эти противоречия до сих пор остаются неразрешимой проблемой для адептов панафриканизма, приверженных идее Соединенных Штатов Африки. К тому же, что сегодня особенно важно, они грозят нанести ущерб реальной общеконтинентальной солидарности в таких важнейших международных конфликтах, как арабо-израильское противостояние на Ближнем Востоке».

§2. Конфликты на Ближнем и Среднем Востоке

Наиболее ярким примером действия этого фактора может служить ситуация в Ливане. Ливан - уникальная страна по конфессиональному составу, в нем проживают более двадцати религиозных групп. Свыше половины населения составляют мусульмане (сунниты, шииты, друзы), около 25 % ливанских арабов - христиане-марониты. В Ливане проживают армяне и греки, исповедующие христианство, курды и палестинские беженцы, в массе своей относящиеся к мусульманам, но среди них есть и последователи христианства. На протяжении веков каждая этнорелигиозная община стремилась сохранить свой обособленный характер, при этом лояльность клану всегда ставилась выше верности государству. Таким образом, религиозные общины сосуществовали как отдельные социокультурные группы. В 1943 г., когда Ливан стал независимой республикой, был заключен негласный Национальный пакт, который предусматривал систему распределения высших должностей в зависимости от принадлежности к религиозной общине (президент республики - христианин, премьер-министр - мусульманин-суннит, а председатель парламента - мусульманин-шиит). Христиане-марониты, традиционно составляющие наиболее состоятельную часть ливанцев, благодаря такому распределению власти значительно укрепили свои позиции в стране, что не могло не вызывать недовольства у мусульманского населения. Создание ОАР в 1958 г. активизировало деятельность мусульман в Ливане и привело к вооруженным столкновениям. В 1960-х гг. Ливан оказался втянут во внутриарабские конфликты, в результате шестидневной войны 1967 г. и наплыва палестинских и иорданских беженцев он превратился в один из главных центров деятельности антиизраильских политических организаций. В 1975-1976 гг. спорадические столкновения между мусульманами и христианами переросли в кровопролитную гражданскую войну. В состав мусульманской коалиции вошла Организация Освобождения Палестины (ООП), на помощь маронитам пришел Израиль. В результате посреднической деятельности ЛАГ ситуация в стране стабилизировалась, на ливано-израильской границе была создана буферная зона для защиты Израиля от базирующихся в Ливане боевых отрядов ООП. В 1982 г. израильские войска вторглись на территорию южного Ливана для того, чтобы вытеснить оттуда ООП, что и было сделано, а для стабилизации обстановки были введены межнациональные силы (США, Великобритании, Франции и Италии). Мусульманская коалиция (включавшая движение АМАЛЬ, которое поддерживала Сирия, исламский АМАЛЬ, Хезболлах, которые поддерживал Иран), не признала ливано-израильского соглашения и начала осуществлять диверсионные действия против иностранных войск, что привело к их выводу в 1984 г. Окончательное истощение сил мусульманской и маронитской коалиций побудило воюющие стороны заключить в 1989 г. Хартию национального согласия. В стране остались сирийские войска, и суверенитет Ливана был существенно ограничен. Период относительного затишья закончился, когда в 2005 г. бывший премьер-министр Ливана Харири был убит. На волне массовых выступлений, спровоцированных этим убийством, а также под давлением западных стран сирийские войска наконец-то покинули Ливан. Новое прозападное правительство не смогло взять под свой контроль ситуацию в стране, и межконфессиональные противоречия вновь обострились. Шиитская проиранская группировка Хезболлах (ее лидер - шейх Насралла) контролировала южные районы Ливана, пограничные с Израилем; власть центрального правительства в этих районах была номинальной. Летом 2006 г. действия боевиков Хезболлы спровоцировали очередное израильское вторжение на территорию Ливана. Израильская армия предприняла массовые бомбардировки, что привело к жертвам среди мирного населения. Боевики Хезболлы оказали упорное сопротивление, и впервые за много лет военная акция Израиля не достигла своих конечных целей. Под давлением международного сообщества израильские войска покинули территорию Ливана, в южные районы страны были введены регулярные части ливанской армии и международные миротворческие силы, но внутриполитическая ситуация в Ливане, прежде всего в конфессиональной сфере, осталась крайне напряженной.

Дискриминация отдельных религиозных групп населения, проявляющаяся в социально-экономическом неравенстве, а также в преобладании в политической элите страны представителей определенной конфессии. Такая ситуация сложилась, например, в Ираке, где исторически господствовало арабское суннитское меньшинство, в то время как большая часть арабского населения была представлена шиитами; кроме того, на севере страны проживают курды. Такое положение сохранялось как при короле, вплоть до революции 1958 г., так и при последующих режимах, включая правление Саддама Хуссейна. Господство суннитов вызывало недовольство у шиитского большинства, что привело к шиитскому восстанию 1991 г. Конфликт между суннитами и шиитами дал о себе знать и во время событий 2003 г. Быстрое падение режима Саддама Хуссейна, всех его государственных и общественных институтов во многом было связано именно с тем, что значительная часть населения Ирака к началу вторжения американо-английских войск не поддерживала существующую политическую систему. Последние годы шииты играют все большую роль в политической жизни Ирака, они доминируют во вновь созданных органах власти, государственной безопасности и армии. Это, в свою очередь, вновь порождает конфликтную ситуацию внутри Ирака и провоцирует террористическую деятельность суннитских боевиков. Этот же фактор спровоцировал и внутренний конфликт на Филиппинах, где дискриминированное мусульманское меньшинство в 1969 г. подняло восстание под лозунгами свержения филиппинского «колониализма».

§3. Конфликты в Восточной и Центральной Европе

Особенность современной ситуации в странах Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европы, с одной стороны, состоит в том, что тенденция к созданию моноэтничных государств противоречит демократии и делает такие государства нежизнеспособными. Для указанных регионов Европы характерны перемешанность этносов, долговременное проживание их на одной территории и отождествление в этническом сознании представлений о единстве и идентичности территории, национальности, государства, нации, религии и общества.

С другой стороны, у жителей этих стран и у лиц, причисляющих себя как к титульным этническим общностям, так и национальным меньшинствам, за столь короткий исторический срок (после 1991 г.) не успело сформироваться чувство политической ответственности за свои политическую идеологию, выбор, поведение и т.д. Гражданское общество и присущее ему сознание ещё отсутствуют. Поэтому обыденное сознание привычно перекладывает ответственность либо на современного харизматического лидера, либо на предшествующие поколения.

В конце 80 - начале 90-х гг. и в Югославии сплелись воедино застарелый межэтнический конфликт, то есть взаимные обиды, нанесённые народами этих государств друг другу за долгое время их проживания на одной территории или же рядом друг с другом, и социально-политические противоречия. Абсолютизация прав этнических общностей на создание государственных образований в сочетании с тяжелым психологическим и политическим наследием тоталитаризма и идеологическим - коммунизма, укоренившиеся в сознании многих политиков и простых людей разных национальностей, делают возникшие конфликты чрезвычайно трудно разрешимыми.

В период обострения межэтнических отношений в Юго-Восточной и Центральной Европе история, политология, другие гуманитарные науки часто используются для обоснования притязаний вновь образовавшихся государств на те или иные территории. При этом активно используются традиции идеологии национальных движений XIX- XX веков, опирающиеся на историческое и естественное право, национальный принцип, подсчеты этнодемографического состава населения. В то же время часто сравнивают, проводя не всегда корректные аналогии, Австро-Венгерскую и Российскую империи, СССР и Югославию, хотя это во многом типологически и исторически разные многонациональные и полиэтничные государства.

Распад единых полиэтнических тоталитарных коммунистических государств в Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европе и образование некоторыми из входивших в него народов «своих» национальных государств не снялс повестки дня вопрос о национальном самоопределении народов Средней и Юго-Восточной Европы. Ни после создания, ни после распада Югославии этот вопрос также не был решен. Остались и проблемы границ между новыми государствами, внутригосударственные межэтнические конфликты стали межгосударственными, а на смену крупным авторитарным государствам пришли им подобные, только более мелкие. Социальный тоталитаризм и социальная гомогенность были заменены на этнические. Новые государства для многих народов так и не стали «своими», несмотря даже на этническое родство с новой государствообразующей нацией.

§ 4. Межэтнические конфликты на постсоветском пространстве

Бывшие союзные республики, которых быстрый развал СССР застал врасплох, столкнулись с необходимостью формирования новых политических и экономических механизмов для замены разрушенной советской модели. В сложном процессе трансформации этих государств активную роль играют как внешние, так и внутренние факторы. Наиболее болезненной чертой новой политической действительности на Кавказе и в Средней Азии становятся этнотерриториальные конфликты, которые разрушают стабильность новых государств и одновременно опасны для национальной безопасности России на её южных рубежах. Так, реальную угрозу российским позициям на Северном Кавказе создаёт конфликт в Абхазии; военному присутствию России в Армении - нагорно-карабахский конфликт. Россия неоднократно заявляла, что выступает в пользу самого широкого участия ООН и ОБСЕ в урегулировании этнонациональных конфликтов в странах СНГ, однако в то же время признаёт за собой особую роль в СНГ. Российская политика в отношении нагорно-карабахского конфликта предусматривает участие в работе минской группы ОБСЕ, в трехсторонней инициативе (США, Россия, Турция), а также самостоятельные миссии. При урегулировании кризисов в Грузии Москва была инициатором двусторонних встреч, посредником в рамках Женевских переговоров между грузинской и абхазской сторонами под эгидой ООН и с участием представителей ОБСЕ. Российский контингент, дислоцированный в Абхазии, официально не находится в составе сил ООН, но фактически его деятельность в рамках миротворческой операции осуществляется под началом ООН и связана с задачами международных наблюдений и Международной комиссии по возвращению беженцев. Азербайджан предпочитал применение многосторонних миротворческих сил. Во всех своих резолюциях по данным конфликтам СБ ООН признаёт территориальную целостность Азербайджана и Грузии, а также право на широкую автономию Нагорного Карабаха и Абхазии. Тем не менее все эти конфликты ещё весьма далеки от урегулирования. Стремясь получить политические и экономические дивиденды от Запада, правящие круги Азербайджана и Грузии требуют замены нынешней модели урегулирования на интернациональный вариант под эгидой ОБСЕ и НАТО. Однако данные организации остаются весьма сдержанными в своих действиях, ибо на нынешнем этапе регион представляет для них меньший интерес, нежели Балканы.

Мощная и взрывоопасная конфликтогенность сконцентрировалась в Средней Азии, особенно в Таджикистане. Важную роль в достижении перемирия сыграли ООН, ОБСЕ, а также ряд государств-посредников в переговорном процессе под эгидой международных и региональных организации ООН. Российское военное присутствие позволило сдержать разрастание вооруженного конфликта. В постконфликтный период государства-гаранты, выполняя свои обязательства, определённые рамками Общего соглашения, способствовали укреплению мира и национального согласия в Таджикистане. Тем не менее сохраняющаяся неурегулированность пограничных споров из-за отдельных территорий содержит потенциальную возможность конфликтов между центральноазиатскими государствамси.

Социально-политическая напряженность в Южной Осетии отмечается со второй половины 1989 г. Наиболее острая фаза пришлась на конец 1991 - весну 1992 г. Конфликт затронул не только Грузию, но самым непосредственным образом и Россию. На почве межнациональных отношений в области участились случаи столкновений между грузинским и осетинским населением. Вооруженные группы граждан грузинской национальности путем угроз и насилия принуждали осетин покинуть свои дома, а непослушных подвергали избиению и разграблению их жилищ. В период с 25 ноября по 18 декабря 1989 г. в этих стычках ранено 74 чел, в том числе из огнестрельного оружия - 22 чел.

Дальнейшее резкое обострение обстановки в Южной Осетии произошло непосредственно после завершения выборов в Верховный Совет Грузии 28 октября 1990 г., когда на них победил националистический блок Круглый стол - Свободная Грузия. Осетинское население Южной Осетии негативно восприняло факт прихода к власти наиболее радикально и воинственно настроенных по отношению к нему политических сил.

сентября 1990 г. сессия Юго-Осетинского областного Совета народных депутатов приняла решение о преобразовании области в Юго-Осетинскую Советскую Демократическую Республику и обратилась к СССР с просьбой принять ее в свой состав в качестве независимой республики.

декабря 1990 г. Верховный Совет Республики Грузия отменил это решение и принял закон об упразднении автономии Южной Осетии. Были ликвидированы все областные органы власти. В городе Цхинвали и Джавском районе Верховным Советом Республики Грузия было введено чрезвычайное положение и комендантский час с привлечением к его реализации воинских частей МВД и КГБ республики, а также внутренних войск МВД СССР. Несмотря на это, вооруженные столкновения между осетинским и грузинским населением вспыхивали с новой силой. Веками жившие вместе, связанные кровными узами грузинский и осетинский народы (в результате противоборства между политическими партиями, ведущими борьбу за власть) вовлечены в кровопролитные столкновения. Ежедневные перестрелки между враждующими сторонами увеличивали число человеческих жертв. К исходу 1991 г. противостояние между Грузией и Южной Осетией достигло критической отметки. Непрекращающиеся обстрелы населенных пунктов, экономическая блокада, концентрация вооруженных отрядов грузинских боевиков - явились основными причинами, которые послужили поводом для формирования осетинской национальной гвардии. В ответ на это правительство Грузии приняло более жесткие меры по отношению к Южной Осетии, что привело, в свою очередь, к неконтролируемому применению обеими сторонами оружия и новому кровопролитию. Страдало прежде всего ни в чем не повинное мирное население. Вместе с этим с грузинской стороны неоднократно велись обстрелы мест расположения российских воинских частей и их жилых городков. Военнослужащие подвергались унизительным обыскам, оскорблениям и даже избиениям со стороны грузинских военизированных формирований.

После распада СССР, когда Молдавия, как и другие республики, вышла из Союза, приднестровцы в Тирасполе объявили, что отделяются от Молдавии. Свое намерение они аргументировали тем, что большинство жителей территории являются русскими и украинцами и в 1940 г. их насильственно объединили с молдаванами. Руководство Молдавии к территориальному разделу отнеслось крайне отрицательно и попыталось силой восстановить целостность республики. Вспыхнула война. Активные боевые действия велись с весны 1992 г. В начале 1997 г. при посредничестве России начались переговоры между Кишиневом и Тирасполем об окончательном урегулировании ситуации в Приднестровье, которые завершились 8 мая подписанием в Кремле Меморандума об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровской Республикой. Конфликтующие стороны удалось привести к компромиссу - они согласились строить свои отношения в рамках общего государства, в границах Молдавской ССР на январь 1990 г.. Однако заметного прогресса достичь не удалось. Сохранялась перманентная неустойчивость в отношениях между Кишиневом и Тирасполем не столько из-за недавнего кровавого конфликта, сколько из-за серьезных расхождений по политико-экономическим проблемам. Во-первых, жители Приднестровской Молдавской Республики опасались возможной в будущем румынизации Молдавии. Во-вторых, они имели диаметрально противоположные взгляды по целому ряду ключевых проблем, таких, как осуществление экономических реформ, взаимоотношения с международными финансовыми институтами, сотрудничество с НАТО и странами СНГ. Разное у них отношение и к присутствию в Приднестровье российских военнослужащих, которых там к тому времени оставалось всего-навсего 2,5 тыс. чел., а также к миротворческим силам.

В результате вооруженных конфликтов на постсоветской территории возникли значительные потоки беженцев, вынужденных переселенцев и перемещенных лиц. В конце 1996 численность вынужденных мигрантов из зон вооруженных конфликтов составляла около 2,4 млн. человек, в том числе 714 тыс. человек - в России, 853 тыс. - в Азербайджане, 396 тыс. - в Армении, 287 тыс. - в Грузии. Однако многие мигранты из зон конфликтов не имели и не имеют соответствующего статуса. Бегство от войны и погромов шло по трем каналам: перемещение во внутренние районы государства, выезд в другие страны постсоветского пространства и эмиграция в дальнее зарубежье. Не менее 5 млн. человек бежали с территории, охваченных этнополитическими и региональными конфликтами. Одной из основных стран, принимавших мигрантов из зон этнических конфликтов, как во время конфликта, так и в ближайшие предшествующие и последующие годы, была и остается Россия.

Чувство неуверенности в ближайшем будущем, которое испытывает население в зонах конфликтов, способствует отсрочке браков, отказу от рождений или откладыванию появления детей, разрыву или ослаблению семейных связей, все это сказывается на снижении показателей рождаемости и брачности. В особенно тяжелом положении находятся беженцы. Многие супружеские пары вынуждены проживать раздельно, зачастую в разных местностях. Одно из ранних обследований показало, что 7% беженцев оставили супруга, а 6% детей на прежнем месте жительства. Все это, конечно, не способствует появлению детей. Образование новых брачных пар у беженцев также затруднено распадом сложившихся родственных и социальных связей, слабыми контактами с местным населением. Массовые перемещения, характерные для периода конфликта, существенно изменяют возрастно-половой состав населения. Места постоянного проживания покидают, в первую очередь, женщины, дети, престарелые. Во время конфликта в Приднестровье среди прибывших в правобережную часть Молдавии женщины и дети составляли 91,4% перемещенных лиц, в том числе дети - 56,2%. Повышенная доля детей (29%) зафиксирована и среди вынужденных мигрантов, зарегистрированных в России в 1992-1993 гг., когда среди них преобладали прибывшие из зон конфликтов. С другой стороны, именно эти, наиболее уязвимые группы населения, в последнюю очередь возвращаются в места постоянного проживания.

Глава 3. Проблема урегулирования межэтнических конфликтов

Конфликтологический менеджмент представляет собой особый раздел конфликтологии, который изучает стратегии, методы и способы управления конфликтом и его регулирования. В рамках этой проблематики применяется особая терминология, характеризующая различные аспекты работы с конфликтом.

Управление и регулирование - наиболее общие понятия, которые охватывают всю гамму позитивной работы по ограничению, смягчению и сдерживанию конфликта. По объёму понятие «регулирование конфликта» шире, чем понятие «управление». Как правило, термин регулирование конфликта предполагает деятельность на макрополитическом уровне, которая означает организацию в рамках политической системы определённых институтов, осуществление процедур и практик регуляции повторяющихся конфликтов, а поэтому этот термин применим по отношению к разным конфликтам одного типа. Помимо управления отдельными конфликтами регулирование включает и деятельность по предотвращению или предупреждению деструктивных, то есть насильственных, форм проявления конфликта, которую также называют превентивной деятельностью.

Управление конфликтом представляет собой форму целенаправленного влияния на различные компоненты спора и борьбы сторон, которое предполагает повышение соответствия их состояния сознательным намерениям того или иного субъекта.

Управление и регулирование соотносятся с деятельностью по смягчению конфликта и контролю над ним. Смягчение конфликта - широкое понятие, которое включает все разновидности деятельности по контролю, управлению, разрешению, посредничеству, облегчению и регулированию конфликта, кроме предотвращения или предупреждения конфликта. Контроль над конфликтом обычно предполагает ориентацию на ограничение возможностей возникновения или эскалации конфликта или на ускорение завершения конфликта.

На развитие межэтнических конфликтов влияют не только причины, приводящие к ним. Но и другие обстоятельства: во-первых, то, насколько широко они разрастаются, какое охватывают пространство; во-вторых, население какого типа поселений вовлечено в конфликт - большого города, малого города, посёлкоа и т.д. Имеют значение также интенсивность и время развития конфликта, поскольку, например, чем затяжнее конфликт, тем сложнее выходить из него.

Также немалую роль играет то, какого типа субъекты вовлечены в конфликт. Это могут быть и достаточно массовые этнонациональные движения, и локальные столкновения численно небольших групп.

От всех этих обстоятельств зависят возможности и способы регулирования конфликтов.

Методом ослабления конфликта является деконсолидация сил, участвующих в конфликте, с помощью системы мер, которые позволяют отсечь (например, путём дискридитации в глазах общественности) наиболее радикальные элементы или группы и поддержать силы, более склонные к компромиссам, переговорам. Важно в процессе регулирования конфликта исключить воздействие факторов, способных консолидировать ту или иную конфликтующую сторону. Таким фактором может быть применение силы или угроза её использования.

Приёмом торможения конфликтов является использование широкого спектра санкций - от символических до военных. Вооружённое вмешательство считается допустимым только в одном случае: если в ходе конфликта, принявшего форму насильственных столкновений, имеют место массовые нарушения прав человека. При вооружённом вмешательстве окончательное решение, согласно международной практике, принимает президент. Если вооруженные силы используются на территории других государств, то обязательно требуется заручиться санкциями международных организаций.

Как правило, наиболее эффективен прерыв конфликта. Данный способ ослабления конфликта позволяет расширить действие прагматических подходов к его регулированию. Также в результате этого меняется эмоциональный фон конфликта, ослабевает общая консолидированность групп в конфликте.

Особые правила существуют и в переговорном процессе. Для того чтобы добиться успеха, его важно прежде всего прагматизировать.Прагматизация переговоров состоит в разделении глобальной цели на ряд последовательных задач. Переговоры должны вестись таким образом, чтобы каждая сторона стремилась найти удовлетворительные ходы не только для себя, но и для партнёра. Полезным считается участие в переговорах посредников и медиаторов. В особо сложных ситуациях легитимацию договорённостям придаёт участие представителей международных организаций.

Заключение

В заключение хотелось бы высказать собственное мнение по данному вопросу.

Проблема конфликтов на этнической или религиозной почве не нова. Такие конфликты всегда существовали, существуют и будут существовать. Люди всегда будут искать причины для ненависти. Такова видимо природа человека. Этнические различия - это социальная реальность. Все мы говорим на определённом языке, принадлежим к этнической общности, которая имеет свою особую историю. Чувство национального единства - не зло само по себе. Наоборот, это чувство сплачивает, объединяет людей. Вопрос в том, в какое русло направлено это чувство. Открыта ли определённая этническая общность по отношению к другим народам, или наоборот сосредоточена на своих внутренних проблемах. Во втором случае намного проще найти врага со стороны и обвинить его во всех своих несчастьях и неудачах. Ведь легче переложить вину на кого-то другого, чем разбираться во внутренних причинах происходящего. И отношение к этносу здесь не причём. Человек не рождается ненавидящим близлежащие народы, это чувство навязывается ему социумом, окружающей обстановкой. И главное здесь не ненависть к людям, отличающимся в этническом или религиозном плане, а в простом стремлении людей улучшить своё положение за счёт другого, и не важно, сосед это по лестничной площадке или граничащее с твоим государство. При этом следует отметить, что зачастую причина конфликта кроется в притязаниях на территорию, экономическую стабильность, политический статус, независимость, а не «этнической неприязни» как таковой. Ведь мы же не испытываем в большинстве случаев неприязни к народам, которые территориально далеки от нас и не представляют как нам кажется угрозы нашим интересам. Эта проблема практически неразрешима, так как эти стереотипы мы передаём другим поколениям, и рано или поздно конфликты возникают снова.

Особого внимания заслуживает проблема диаспор. Зачастую всё начинается именно с негативного отношения к приезжим группам. Здесь основная проблема в том, что приезжие расцениваются как что «чужеродное», а значит плохое. Тем более что ко всему прочему примешивается экономическая составляющая, так как приезжие занимают большое количество рабочих мест. Также нередко в странах своего пребывания диаспоры формируют сети «этнической преступности», создают террористические организации, структуры наркоторговли и т.д., и вообще порою ведут себя вызывающе, не беря во внимание культурные и этнические особенности страны, в которой находятся. Всё это представляет серьёзную проблему для местных жителей и не может, в конечном счёте, не раздражать их.

Что касается религиозных конфликтов, то здесь вообще порою доходит до полного абсурда. Главная мысль, на которой основаны классические религии - это любовь к ближнему, вне зависимости от вероисповедания и национальности. Таким образом, противоборствующие стороны противоречат сами себе, догматам, на которых основано единственно верное с их точки зрения учение. Тем более, когда речь идёт о противостояниях двух направлений одной религии, таких как православие и католичество в христианстве, суннизм и шиизм в исламе. Религия - удобное оружие для людей, преследующих свои цели, по-своему трактуя религиозные догматы, они влияют на мнение людей, по большей части необразованных и легко поддающихся подобному влиянию.

Таким образом, пока человек не научится здраво мыслить, делать собственные выводы, а не придерживаться укоренившихся стереотипов, проблема межэтнических и межконфессиональных конфликтов не потеряет своей актуальности.

Список использованной литературы

1.Аклаев А.Р. Этнополитическая конфликтология: Анализ и менеджмент. М., 2005. С.30-31, 59-71, 116-118, 322-323

.Андреев А. Чёрные африканцы бегут из Ливии // Независимая газета. - №218, 17 ноября 2000 г. - С. 6

.Буртовая Е.В. Конфликтология. Учебное пособие. М., 2002. Режим доступа: http://www.i-u.ru/biblio/archive/unknown_konflictions/5.aspx

.Гараджа В.И. Социология религии: Учебное пособие для студентов и аспирантов гуманитарных специальностей. М., 2007. С. 187-195.

.Десять самых значительных религиозных конфликта XX века. [Электронный ресурс]/ НГ РЕЛИГИИ. №6 от 5 апреля 2006. - Режим доступа: http://religion.ng.ru/world/2001-12-26/7_conflicts.html

.Дмитриев А.В. Конфликтология. М., 2001. С.54, 160

.Здравомыслов А.Г. Социология российского кризиса: Статьи и доклады 90-х годов. М., 1999. С.240

.Мукомель В. Демографические последствия этнических и региональных конфликтов в СНГ//Социологические исследования. - М.: 1999. № 6. С.68-71.

.Николаев А.И., Ушакова Т.А. Религиоведение. Учебный курс. Режим доступа: http://www.e-college.ru/xbooks/xbook205/book/index/index.html?go=part-012page.htm

.Политическая конфликтология: Учебное пособие/ Под ред. С. Ланцова. - СПб., 2008. С.56-58, 60, 61, 62-65

.Потери вооружённых сил. Статистическое исследование. [Электронный ресурс]/ Россия и СССР в войнах XX века. - Режим доступа: http://www.rus-sky.com/history/library/w/w11.htm

.Романенко С.А. История и историки в межэтнических конфликтах в конце XX века. Почему и как возраждается сознание «закрытого общества»? - М., 1997. С.39-40

.Современные международные отношения и мировая политика: учебник/ [А.В.Торкунов, И.Г.Тюлин, А.Ю.Мельвиль и др.]. - М.: Просвещение, 2005. С. 358-359

.Тишков В.А. Реквием по этносу : исследования по социально-культурной антропологии. М., 2003. С.60.

.Этносоциология: Учебное пособие для вузов/ Ю.В.Арутюнян, Л.М.Дробижева, А.А. Сусоколов. М., 1998.С. 229-230, 232-237, 239-244, 255-257


Источник: http://bibliofond.ru/view.aspx?id=513066



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Смотреть сериал Дознаватель онлайн. Все серии. - eTVnet Баночка с пожеланьями

Россия открыта для беженцев Россия открыта для беженцев Россия открыта для беженцев Россия открыта для беженцев Россия открыта для беженцев Россия открыта для беженцев Россия открыта для беженцев Россия открыта для беженцев Россия открыта для беженцев