Практика арбитражных судов Северо-Западного округа по делам, связанным с оспариванием торгов в порядке статьи 449 Гражданского кодекса Российской Федерации

В целях обеспечения единообразного подхода к разрешению дел, связанных с применением статьи 449 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), проведен анализ вопросов, возникших у судов при рассмотрении обозначенной категории дел за период с января 2014 по август 2016 года. По данным справочно-правовой системы "КонсультантПлюс", Арбитражным судом Северо-Западного округа (далее - АС СЗО) за указанный период рассмотрено 33 дела, связанных с оспариванием торгов.
Статистические данные свидетельствуют о том, что большая часть споров данной категории (63% от общего количества разрешенных дел) завершается отказом судов в удовлетворении заявленных требований, который нередко обусловлен не столько отсутствием нарушений при организации и проведении оспариваемых торгов, сколько невозможностью восстановить права истца в случае признания торгов недействительными (поскольку, как правило, спорный контракт полностью или частично исполнен сторонами, проведение повторных торгов и реституция невозможны либо истец не подтвердил свое право на иск).
С учетом изложенного большое значение при разрешении каждого конкретного дела приобретает правильная оценка судами возможности восстановления прав истца в случае признания торгов недействительными.
И именно в связи с тем, что реальное восстановление прав истца по таким спорам (если нарушения при проведении торгов подтверждены судебными инстанциями) возможно лишь в течение ограниченного периода времени, дела об оспаривании торгов характеризуются особой остротой конфликта при рассмотрении в суде первой инстанции, которая постепенно снижается в дальнейшем в ходе судебного разбирательства в судах апелляционной и кассационной инстанций. Об этом в том числе свидетельствуют результаты рассмотрения дел, судебные акты по которым в период 2014 - 2016 годов были отменены судом округа, а сами дела направлены на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции: по делу N А56-21146/2014 при новом рассмотрении истец отказался от иска, отказ принят судом, производство по делу прекращено на основании статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ); по делу N А21-4124/2015 при новом рассмотрении суд, исходя из положений пункта 8 части 1 статьи 148 АПК РФ и установив, что истец повторно не явился в судебное заседание и не заявил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие либо об отложении судебного разбирательства, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу, оставил исковое заявление без рассмотрения. А по делу N А21-6254/2015 в связи с исполнением оспариваемого контракта требования истцов трансформировались уже к моменту рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции: истцы отказались от заявленных требований в части признания недействительным аукциона в электронной форме и его результатов, а также о применении последствий недействительности сделки, поддержав лишь ранее заявленные требования об оспаривании решений антимонопольного органа, принятых по тем же торгам; отказ от требований в указанной части принят апелляционным судом, решение суда первой инстанции в этой части отменено, производство по делу прекращено.
Таким образом, сложность названной категории дел обусловлена:

  • числом лиц, участвующих в деле, поскольку в таких спорах, помимо истца и заказчика (организатора) торгов, как правило, принимают участие некоторые, а иногда и все участники оспариваемых торгов, а также операторы торговых площадок;
  • значительным количеством процессуальных ходатайств лиц, участвующих в деле (прежде всего об обеспечении иска, а также о привлечении к участию в деле иных лиц, об истребовании доказательств и других), своевременное и правильное разрешение которых во многом определяет результат рассмотрения дела;
  • широким кругом обстоятельств, подлежащих установлению судом (в числе которых нарушения, допущенные организатором торгов, их существенность и влияние на результаты торгов, факты ущемления допущенными нарушениями прав и законных интересов истца, оценка возможности восстановления прав истца в случае признания торгов недействительными).

При разрешении дел об оспаривании торгов суды руководствовались положениями статьи 449 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 1 июня 2015 года) <> о том, что торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица, и о том, что признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги.

<> Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ с 1 июня 2015 года статья 449 ГК РФ изложена в новой редакции.

Учитывая разъяснения, приведенные ранее в пункте 27 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) от 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", а затем в пункте 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ) и Постановления Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление Пленумов N 10/22), и согласно позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 14.12.2010 N 7781/10, споры о признании торгов недействительными должны рассматриваться по правилам, установленным для признания недействительными оспоримых сделок.
Правовые подходы к рассмотрению дел данной категории сформулированы в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 20.01.2004 N 10623/03, от 15.07.2010 N 2814/10, от 28.10.2010 N 7171/10, от 14.12.2010 N 7781/10, от 07.02.2012 N 12573/11, от 28.02.2012 N 14850/11, от 05.04.2012 N 16311/11, информационном письме Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 101 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства" (далее - информационное письмо Президиума ВАС РФ N 101), а также Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.07.2009 N 739-О-О и в дальнейшем получили свое развитие в отдельных положениях Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 63) (пункт 18), Постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" (далее - Постановление Пленума ВС РФ N 50) (пункты 70 - 73), Обзора судебной практики ВС РФ N 2 (2016).
Так, из Постановлений Президиума ВАС РФ от 20.01.2004 N 10623/03, от 07.02.2012 N 12573/11 и Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.07.2009 N 739-О-О следует, что по смыслу статьи 449 ГК РФ признание торгов недействительными должно повлечь восстановление прав истца.
Принимая во внимание изложенное и учитывая, что исходя из данных статистики именно полное или частичное исполнение заключенного на торгах договора и невозможность в связи с этим восстановить права истца в случае признания торгов недействительными в ряде случаев являлись причиной отказа в удовлетворении заявленных требований, при проведении настоящего анализа в фокусе внимания в числе прочего находится взаимосвязь между исполнением сделки и возможностью восстановить права истца и оценка такой связи судами.
Также представляется целесообразным отдельно обратить внимание на процессуальное положение участников торгов при рассмотрении указанных дел в связи со следующим.
В пункте 18 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 указано, что торги являются способом заключения договора, а признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги. По этой причине предъявление требования о признании недействительными торгов означает также предъявление требования о недействительности сделки, заключенной по результатам торгов. Данный вывод содержится и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.07.2010 N 2814/10.
Из изложенного, в свою очередь, следует, что такой спор не может рассматриваться без участия победителя торгов в качестве соответчика. Иное толкование пунктов 1 и 2 статьи 449 ГК РФ приведет к невозможности восстановления нарушенных прав истца, на что также указано в названном Постановлении Президиума ВАС РФ.
В развитие данного положения в пункте 70 Постановления Пленума ВС РФ N 50 разъяснено, что ответчиками по требованиям о признании публичных торгов недействительными по общему правилу являются организатор торгов и/или привлекаемые им специализированные организации и лицо, выигравшее публичные торги.
Впоследствии оба указанных выше правовых аспекта (взаимосвязь между исполнением сделки и удовлетворением требований о признании торгов недействительными, а также процессуальное положение участников торгов в названных спорах) были предметом исследования ВС РФ: в Определении от 28.01.2016 N 301-ЭС15-12618 ВС РФ указал, что рассмотрение требования о признании недействительным договора, заключенного с лицом, выигравшим торги (в случае если истец такое требование не заявил), и привлечение победителя торгов в качестве ответчика в силу части 6 статьи 46 АПК РФ осуществляются по инициативе суда, поскольку иное толкование приведет к невозможности восстановления нарушенных прав истца. В этой связи предъявление иска только к организатору торгов, отсутствие со стороны истца ходатайств о привлечении победителей торгов в качестве ответчиков и конкретных требований в отношении их не могут повлечь отказ в иске. Рассмотрение дела с участием победителей торгов в качестве третьих лиц с меньшим объемом прав и обязанностей, которыми наделена сторона по делу, применительно к положениям пункта 4 части 4 статьи 270 и пункта 4 части 4 статьи 288 АПК РФ должно признаваться безусловным основанием к отмене судебного акта независимо от результата рассмотрения дела. Также из указанного Определения ВС РФ следует, что признание торгов и, как следствие, договоров, заключенных с лицами, выигравшими торги, недействительными не поставлено в зависимость и от факта исполнения сделки, имеющего значение при рассмотрении судами требования о применении последствий недействительности оспоримой сделки (соглашений с третьими лицами), которого истец не заявлял. Отказ в заявленном в рассматриваемом деле иске по мотиву исполнения сделок, заключенных по результатам торгов, означал бы воспрепятствование заинтересованному лицу (в частности, участнику торгов) защитить свое нарушенное право предусмотренным законом способом, который это лицо избрало.
Реализация приведенных подходов высших судебных инстанций в практике АС СЗО и арбитражных судов округа за 2014 - 2016 годы показала следующее.
Одним из оснований для признания торгов недействительными является нарушение при организации и проведении торгов правил, установленных законом.
К таким нарушениям могут быть отнесены случаи, например, проведения торгов лицом, не имеющим в соответствии с действующим законодательством права проводить торги по соответствующим видам имущества, работ, услуг; необоснованный отказ заказчика (организатора торгов) в допуске к участию в торгах, исключение лиц, подавших заявку на участие в торгах (конкурсе, аукционе), из числа участников.
Изучение судебных актов по делам рассматриваемой категории свидетельствует о том, что суды первой и апелляционной инстанций, как правило, верно устанавливают и дают надлежащую правовую оценку нарушениям, допускаемым при организации и проведении торгов.
Из 33 дел только в трех случаях (дела N А56-9097/2013, А56-9991/2014, А56-21146/2014) суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и (или) постановление апелляционной инстанции по мотиву неправильного применения судами норм материального права при оценке нарушений порядка проведения торгов. При этом во всех случаях отсутствовала сложившаяся и единообразная судебная практика по вопросу оценки обстоятельств, на которые истцы ссылались как на нарушения требований закона при проведении торгов.
Так, в рамках дела N А56-9991/2014 по иску Федеральной антимонопольной службы (далее - ФАС России) об оспаривании открытого аукциона в электронной форме на право заключения государственного контракта на выполнение работ по капитальному ремонту улицы и государственного контракта, заключенного по итогам названного аукциона, суды оценивали правомерность заключения контракта при наличии выданного заказчику предписания антимонопольного органа об отмене итогов спорного аукциона, действие которого, в свою очередь, на момент заключения контракта было приостановлено определением арбитражного суда о принятии обеспечительных мер.
Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что приостановление действия предписания ФАС России, не признанного на момент заключения контракта недействительным, не освобождает заказчика от обязанности соблюдать положение части 6 статьи 60 действовавшего в спорный период Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 94-ФЗ) о запрете заключения государственного контракта до момента исполнения выданных предписаний об устранении нарушений законодательства о размещении заказов, в связи с чем удовлетворил заявленные требования и признал оспариваемый открытый аукцион в электронной форме и заключенный по его итогам контракт недействительными.
Апелляционный суд, посчитав, что принятие обеспечительных мер в виде приостановления действия предписания антимонопольного органа открывало заказчику возможность завершить процедуру проведения аукциона и позволяло заключить спорный государственный контракт, в связи с чем, по мнению суда апелляционной инстанции, заказчиком не были нарушены требования части 6 статьи 60 Закона N 94-ФЗ, отменил решение суда первой инстанции и отказал ФАС России в иске.
Суд кассационной инстанции не согласился с приведенными выводами апелляционного суда, указав, что заказчик располагал сведениями о приостановлении антимонопольным органом размещения заказа и с учетом положений части 5 статьи 60 Закона N 94-ФЗ (о продлении установленного срока для заключения контракта) имел возможность не заключать государственный контракт, однако в отсутствие решения суда о признании предписания недействительным в нарушение требований статьи 60 Закона N 94-ФЗ продолжил процедуру размещения заказа, заключил спорный государственный контракт.
При таких обстоятельствах суд округа пришел к выводу о заключении государственного контракта в нарушение норм, предусмотренных Законом N 94-ФЗ, в связи с чем, руководствуясь пунктом 5 части 1 статьи 287 АПК РФ, отменил Постановление апелляционного суда, оставив в силе решение суда первой инстанции.
Сложность правовой квалификации обстоятельств данного дела была обусловлена также тем, что в дальнейшем, после заключения заказчиком и победителем аукциона спорного государственного контракта, предписание антимонопольного органа было признано недействительным вступившими в законную силу судебными актами арбитражного суда. По итогам рассмотрения данного дела в суде кассационной инстанции ссылки сторон контракта на указанные судебные акты о признании предписания ФАС России недействительным отклонены судом округа как дезавуирующие нормативно установленные положения Закона N 94-ФЗ о необходимости соблюдения его требований.
Следует отметить, что вопрос о законности заключения государственного контракта вопреки предписанию антимонопольного органа привести документацию об аукционе в соответствие с требованиями Закона N 94-ФЗ исследовался судами округа также в рамках дела N А56-16132/2014. Однако по этому делу факты подобного нарушения требований Закона N 94-ФЗ при заключении государственного контракта не являлись значимыми для принятия правильного решения, поскольку в рамках данного дела суды пришли к выводу о злоупотреблении правом со стороны истца и, руководствуясь статьями 10, 449 ГК РФ, пунктом 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации", по этому основанию признали требования неправомерными, отказав в удовлетворении иска.
Арбитражными судами других округов последствия заключения государственных контрактов вопреки действующим предписаниям антимонопольных органов оценивались в рамках отдельных дел (например, дела N А40-42663/13-120-261, А40-34296/11-39-298, А40-24415/11-2-145, А45-387/2014) в зависимости от иных юридически значимых обстоятельств (учитывалось исполнение (полное или частичное) оспариваемого контракта, возможность реституции и проведения повторных торгов, результаты оспаривания предписания в судебном порядке), в связи с чем сложно говорить о наличии сформированной и единообразной судебной практики по данному вопросу.
В отношении случаев необоснованного отказа заказчика (организатора торгов) в допуске к участию в торгах можно отметить, что в рамках таких дел АС СЗО во всех случаях исходил из недопустимости формального подхода к оценке обстоятельств, послуживших основанием для оспариваемого отказа.
Так, при рассмотрении дела N А56-46111/2015 судами установлено, что основанием для отказа в допуске общества к участию в конкурсе послужил вывод конкурсной комиссии о непредставлении данным участником конкурса в составе заявки копии утвержденного бухгалтерского баланса за 2014 отчетный год.
Вместе с тем из материалов дела следует, что при подаче заявки в числе прочих документов обществом была представлена копия утвержденного бухгалтерского баланса за 2014 год, подписанного его генеральным директором с отметкой налогового органа о принятии данного баланса.
Суды двух инстанций, оценив представленные в материалы дела доказательства (в том числе копию утвержденного бухгалтерского баланса, копию протокола годового общего собрания участников общества), пришли к выводу о том, что основания для отказа к допуску общества на участие в конкурсе по мотиву несоблюдения положений подпункта 2 пункта 53 Правил проведения органом местного самоуправления открытого конкурса по отбору управляющей организации для управления многоквартирным домом (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.02.2006 N 75) отсутствовали. В связи с этим суды обоснованно удовлетворили требования истца. Суд округа согласился с позицией судов первой и апелляционной инстанций.
По делу N А56-21146/2014 суд кассационной инстанции отменил принятые судебные акты и отметил, что суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в иске, пришли к выводам о несоответствии заявки истца на участие в аукционе требованиям аукционной документации. При этом суды исходили из того, что на выписке с банковского счета заявителя, подтверждающей перечисление задатка, отсутствует печать и подпись должностного лица кредитной организации.
Между тем ни в Методических указаниях по подготовке, организации и проведению аукционов по продаже права на заключение договоров аренды лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, либо права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений в соответствии со статьями 78 - 80 Лесного кодекса Российской Федерации (утверждены Приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 24.02.2009 N 75), ни в аукционной документации не содержится требований к оформлению выписки с банковского счета заявителя, в частности, о том, что такая выписка должна быть подписана уполномоченным на то лицом кредитной организации и скреплена печатью данной организации.
Напротив, из пункта 2.1 раздела 2 Положения о правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации (утверждено указаниями Центрального банка Российской Федерации от 16.07.2012 N 385-П), следует, что выписки из лицевых счетов, распечатанные с использованием средств вычислительной техники, выдаются клиентам без штампов и подписей работников кредитной организации.
Таким образом, выводы судов о несоответствии заявки истца на участие в аукционе установленным требованиям признаны кассационной инстанцией не соответствующими обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, что в силу части 1 статьи 288 АПК РФ послужило основанием для отмены обжалуемых судебных актов.
Нарушения, допущенные организатором торгов, признаются существенными и являются основанием для удовлетворения требования о признании торгов недействительными, если с учетом конкретных обстоятельств дела судом установлено, что они повлияли на результаты торгов и привели к ущемлению прав и законных интересов истца.
Исходя из общих критериев, выработанных судебной практикой, под существенными нарушениями правил организации и проведения торгов понимается необоснованное исключение лиц, подавших заявку на участие в торгах (конкурсе, аукционе), из числа участников конкурса (аукциона), а также такие нарушения порядка проведения конкурса (аукциона), которые могли привести к ограничению числа участников торгов либо к неправильному определению победителя торгов и к ущемлению в связи с этим прав и законных интересов истца.
Данный подход хорошо виден на примере дела N А05-1301/2015, в рамках которого общество-1 обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу-2, Министерству природных ресурсов и лесопромышленного комплекса Архангельской области о признании недействительным аукциона на право аренды лесных участков в Архангельской области, а также о признании недействительным договора аренды лесного участка, заключенного по результатам данного аукциона между обществом-2 и Министерством.
В соответствии с пунктом 8.1 аукционной документации победитель аукциона оплачивает работы Архангельской экспедиции Северного филиала государственной инвентаризации лесов ФГУП "Рослесинфорг" за приложения к договору аренды лесного участка в течение пяти рабочих дней после даты проведения аукциона.
Заявки на участие в аукционе подали общество-2 и общество-1, которые были допущены к участию в торгах.
В дальнейшем торги были признаны несостоявшимися в связи с неявкой на аукцион общества-1 и участием в торгах только одного лица - общества-2, которому как единственному участнику аукциона было предложено заключить договор аренды по начальной цене лота.
Общество-1 обратилось в антимонопольный орган с жалобой на действия организатора торгов при проведении названного аукциона, указав, что отсутствие конкретной цены по пункту 8.1 аукционной документации, которая бы позволила оценить возможность и целесообразность участия в аукционе, свидетельствует об ограничении конкуренции и является неправомерным. Кроме того, общество указало на неправомерность включения такого пункта в аукционную документацию, поскольку обеспечение государственной инвентаризации лесных участков не является обязанностью участников аукциона.
Проанализировав положения статьи 79 Лесного кодекса Российской Федерации, антимонопольный орган пришел к выводу, что указанная статья не предусматривает возможности для организатора торгов устанавливать в аукционной документации для потенциальных победителей аукциона каких-либо дополнительных финансовых обременений, кроме обязательств внесения арендных платежей за пользование лесным участком, размер которых определяется непосредственно в ходе торгов.
Решением антимонопольного органа жалоба общества-1 признана обоснованной (пункт 1); организатор аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесных участков, расположенных на землях государственного лесного фонда, признан нарушившим статью 79 Лесного кодекса Российской Федерации (пункт 2). При этом антимонопольным органом решено предписание не выдавать (пункт 3).
Последний пункт решения обусловлен тем, что, как указал антимонопольный орган, установленное пунктом 8.1 аукционной документации условие не повлияло на возможность подачи заявок и участия в аукционе для всех потенциальных претендентов, в том числе для общества-1, которое воспользовалось соответствующей возможностью и подало заявку, после чего было допущено к участию в аукционе. Антимонопольный орган не усмотрел фактов, свидетельствующих о том, что невыполнение данного условия послужило бы основанием для отказа в заключении договора аренды лесных участков.
При таких обстоятельствах общество-1 обратилось в арбитражный суд с иском об оспаривании торгов.
Суды двух инстанций исследовали и оценили доказательства, представленные участниками спора, их доводы, установили обстоятельства дела и указали на отсутствие в данном случае правовых и фактических оснований для удовлетворения иска.
При этом суды обоснованно исходили из того, что условие, установленное в пункте 8.1 аукционной документации, не повлияло на возможность подачи заявок на участие в аукционе для всех потенциальных претендентов. Материалами дела не подтверждается, что такое условие каким-либо образом препятствовало признать конкурс недействительными доступу к участию в торгах.
Как установили суды, включение в аукционную документацию пункта 8.1 обусловлено тем, что характеристики лесного участка, имеющиеся у Министерства, являются устаревшими в связи с отсутствием достаточных средств на лесоустройство; поэтому реальные характеристики лесного участка могут быть хуже заявленных (устаревших), из которых рассчитана арендная плата, в связи с чем возможен судебный процесс для изменения условий договора аренды; в этом заключаются негативные последствия для участника аукциона.
В аукционной документации не указано, что в случае неоплаты услуг ФГУП "Рослесинфорг" договор аренды лесного участка с победителем аукциона не будет заключен; в самом проекте договора аренды лесного участка условие об обязанности оплаты арендатором услуг названной организации отсутствует.
В рассматриваемой ситуации общество-1 отказалось от участия в процедуре аукциона (не явилось на аукцион) и не стало его победителем, оснований полагать, что при отсутствии спорного условия оно непременно явилось бы победителем аукциона, у судов не имелось; доказательств наличия таковых истец не представил.
При изложенных обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о том, что условие пункта 8.1 аукционной документации не может затрагивать права и законные интересы истца.
Определением ВС РФ от 08.02.2016 N 307-ЭС15-18775обществу-1 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.
По делу N А21-4124/2015 суды, напротив, признали, что по причине неправомерного непринятия к рассмотрению надлежащим образом направленных в подтверждение соответствия установленному в документации показателю документов единой комиссией организатора торгов допущено нарушение порядка подсчета баллов, присваиваемых заявкам лиц, допущенных к участию в конкурсе, что является существенным нарушением порядка проведения конкурса.
По делу N А56-16067/2013 общество обратилось в суд с иском к учреждению здравоохранения о признании незаконным открытого аукциона в электронной форме на право заключения договора на выполнение ремонтных работ.
Победителем аукциона признан истец, предложивший наименьшую сумму контракта. Ему был направлен для подписания проект контракта.
Истец проект контракта не подписал и направил заказчику протокол с возражениями в отношении положений контракта, предусматривающих возможность заказчика в одностороннем порядке отказаться от исполнения государственного контракта (пункт 7.2.8 проекта контракта).
Ввиду отказа от заключения контракта в установленный законом срок общество признано уклонившимся от заключения государственного контракта.
Решением антимонопольного органа сведения об истце включены в реестр недобросовестных поставщиков.
Полагая, что аукционная документация содержала существенные нарушения положений Закона N 94-ФЗ, истец обратился в суд с иском об оспаривании торгов. В обоснование иска общество указало, что, так как разделом 2 пункта 7.2 конкурсной документации предполагалось изготовление проектной документации, следовательно, в одной конкурсной документации содержалось два предмета - проектирование и реконструкция (строительные работы). По мнению истца, в рассматриваемом случае в один лот объединены работы по ремонту здания учреждения и работы по проектированию подъемной платформы с вертикальным перемещением для обеспечения передвижения лиц с ограниченными возможностями, что свидетельствует о нарушении части 3 статьи 17 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), согласно которой запрещается ограничение конкуренции между участниками торгов путем включения в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов. Кроме того, в пункте 7.1 технического задания определено, что объем, содержание работ на объекте и другие предъявляемые к ним требования определяются техническим заданием и сметой заказчика. При этом контрактом предусмотрено, что в случае выявления в процессе производства работ необходимости изготовления проектной документации подрядчик обязан ее изготовить и согласовать в уполномоченных органах, что, по мнению истца, делает невозможным исполнение им обязательств по контракту и является ограничением конкуренции в соответствии с пунктом 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды трех инстанций правомерно исходили из того, что торги могут быть признаны недействительными в случае, когда допущены такие нарушения, которые могли повлиять на определение результата торгов.
Суды, исследовав материалы дела, в том числе содержание аукционной документации, пришли к выводу, что установленные в аукционной документации требования к производимым работам не влекут за собой ограничения для участников торгов. При этом суды отметили, что, несмотря на некоторую неопределенность, содержащуюся в пункте 7.1 технического задания в отношении возможного выявления участником аукциона необходимости изготовления проектной документации, в целом никаких ограничивающих участие в аукционе положений, а также требований к участникам торгов представленная документация не содержит.
Лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса. Нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права и интересы данными нарушениями не затрагиваются и не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки.
По приведенному выше делу N А56-16067/2013, в рамках которого с иском об оспаривании торгов обратился победитель торгов, суды также учли данное положение, сформулированное в пункте 1 информационного письма Президиума ВАС РФ N 101.
Так, апелляционный суд обратил внимание на то обстоятельство, что истец, признанный победителем открытого аукциона в электронной форме, получил результат, на который рассчитывал, а следовательно, в силу положений статьи 449 ГК РФ у него отсутствовали правовые основания для оспаривания результатов торгов.
В рамках дела N А56-35288/2013 общество-1 обратилось в арбитражный суд с иском к Комитету государственного заказа Ленинградской области (далее - комитет госзаказа), Комитету по жилищно-коммунальному хозяйству и транспорту Ленинградской области (далее - комитет по транспорту), обществу-2, обществу-3 о признании недействительным конкурса, проведенного комитетом госзаказа, оформленного протоколом сопоставления и оценки заявок, в части лота N 2; о признании недействительным контракта, заключенного по результатам конкурса на право заключения договора на оказание услуг по перевозке населения автомобильным транспортом общего пользования в пригородном (межмуниципальном) сообщении.
Как видно из материалов дела, по результатам открытого конкурса победителем конкурса по лоту N 2 признано общество-2 (начислено 82,5 балла), второе место присвоено истцу (начислено 80 баллов), третье место - обществу-3 (начислено 75,96 балла). Между комитетом по транспорту и обществом-2 заключен договор на оказание услуг по перевозке населения автомобильным транспортом общего пользования в пригородном (межмуниципальном) сообщении.
Полагая, что при определении победителя конкурсной комиссией неправильно начислены баллы участникам конкурса по критериям 4 (оценка наличия и года выпуска подвижного состава у участника на дату подачи заявки) и 5 (состояние и уровень безопасности пассажирских перевозок), общество-1 обратилось в суд с иском об оспаривании торгов.
Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав конкурсную документацию и представленные сторонами по делу доказательства, отказали истцу в удовлетворении заявленных требований, признав правильным начисление комитетом госзаказа баллов на основании документов, представленных участниками конкурса. Суды пришли к выводу об отсутствии доказательств, свидетельствующих о недостоверности представленных обществом-2 в ходе участия в конкурсе сведений.
Суд кассационной инстанции согласился с приведенными выводами, а также указал, что под заинтересованным лицом, которое вправе обращаться с иском об оспаривании торгов, следует понимать субъекта, имеющего юридически значимый интерес в данном деле. Такая юридическая заинтересованность может признаваться за участниками сделки либо за лицами, чьи права и законные интересы нарушены при проведении торгов.
Следовательно, в силу статьи 65 АПК РФ истцу следует прежде всего доказать, какие конкретно его права и законные интересы в результате проведения торгов были нарушены и каким образом признание торгов недействительными повлечет восстановление этих прав.
Применительно к обстоятельствам данного дела суд апелляционной инстанции отметил, что факт неверного подсчета баллов, который существенно повлиял бы на результат торгов, заявителем не доказан.
В то же время апелляционный суд установил, что общество-1 в ходе конкурса представило недостоверные сведения о дорожно-транспортных происшествиях.
При таких обстоятельствах, как обоснованно указали суды, даже если допустить, что баллы начислены обществу-2 неправильного, в любом случае это не могло повлиять на результат конкурса в отношении истца, представившего недостоверные сведения.
Приведенные обстоятельства в силу статьи 4 АПК РФ и статьи 12 ГК РФ свидетельствуют об отсутствии у истца материального интереса в признании конкурса недействительным.
На основании изложенного судебные акты первой и апелляционной инстанций оставлены судом кассационной инстанции без изменения.
По делам N А66-8398/2014, А66-8499/2014 общество-1 обратилось в суд с иском к администрации города о признании результатов электронного аукциона на право заключения контрактов на поставку электрической энергии для нужд муниципальных бюджетных учреждений города недействительными.
Суды установили, что на участие в аукционах подано две заявки - общества-2 и общества-3.
Победителем признано общество-2.
Общество-1, указывая на то, что готово было принять участие в торгах, но не смогло этого сделать в связи с допущенными заказчиком нарушениями при составлении аукционной документации (раздел V - проект муниципального контракта) требований действующего законодательства, обратилось в арбитражный суд с названным иском. При этом заявки на участие в аукционах истец не подавал.
Суды первой и апелляционной инстанций, указав, что истец не доказал нарушения своих прав и законных интересов оспариваемым аукционом, а также не доказал, каким образом удовлетворение данного иска приведет к восстановлению его нарушенных прав, отказали обществу-1 в иске.
Кассационная инстанция согласилась с принятыми по делу судебными актами, отметив следующее.
Материалами дела подтверждается, что заявка на участие в аукционах истцом не подавалась, за разъяснением аукционной документации общество к заказчику не обращалось, аукционная документация в порядке, установленном законодательством, не обжаловалась, достоверность протоколов подведения итогов открытых аукционов не оспаривалась. Общество-1 фактически не согласно с положениями проекта муниципального контракта (раздел V аукционной документации). При этом в срок, установленный извещением о проведении электронного аукциона, истец заявку на участие в торгах не подавал.
Оценив данные обстоятельства, суды пришли к правильному выводу о том, что истец не доказал, что является заинтересованным лицом по настоящему иску, чьи субъективные права нарушены названным аукционом.
Доказательства, указывающие на интерес общества-1 к торгам, а также свидетельствующие об обращении заявителя к организатору торгов с соответствующей заявкой, в материалах дела отсутствуют, равно как и доказательства отказа заказчика торгов в принятии заявки.
При обращении с названным иском в суд истец не только не обосновал свою заинтересованность в оспаривании торгов, но и не указал последствия недействительности оспариваемых им торгов.
Такой подход судов соответствует правоприменительной практике ВС РФ, нашедшей свое отражение в том числе в Определении от 18.08.2016 N 306-ЭС16-9542. В данном Определении ВС РФ отметил, что суды, руководствуясь положениями статьи 449 ГК РФ, разъяснениями, содержащимися в пункте 44 Постановления Пленумов N 10/22, в пункте 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.12.1993 N 32"О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о приватизации государственных и муниципальных предприятий", в пунктах 1 и 5 информационного письма Президиума ВАС РФ N 101, пришли к обоснованному выводу о том, что предприниматель не доказал свою заинтересованность в оспаривании состоявшихся торгов, поскольку заявки на участие в торгах не подавал, в торгах не участвовал, к заинтересованным лицам, которым отказано в участии в конкурсе или аукционе, не относится, его имущественные права и интересы нарушениями порядка проведения торгов не затрагиваются и не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки. Предприниматель как лицо, не подававшее заявку на участие в торгах, порядок размещения информации о проведении торгов либо порядок подачи заявок на участие в торгах также не обжаловал.
Ссылку предпринимателя на его возможность в будущем принять участие в новых торгах в виде аукциона и при соответствующих условиях стать их победителем суды не признали достаточным основанием для оспаривания проведенных торгов и наступления негативных последствий для победителя торгов.
Вместе с тем данную правовую позицию не следует рассматривать как ограничивающую круг заинтересованных лиц, имеющих право обращаться с требованиями о признании торгов недействительными. Заинтересованность должна устанавливаться судами исходя из конкретных обстоятельств дела и характера нарушений, допущенных при организации и проведении торгов.
Признание торгов недействительными возможно лишь в том случае, если это с учетом конкретных обстоятельств дела приведет к восстановлению нарушенных прав и законных интересов истца.
Анализ судебной практики показал, что суды при рассмотрении дел об оспаривании торгов уделяли должное внимание вопросу о возможности восстановления прав истца по итогам рассмотрения дела. Данный вопрос исследовался судами и получил оценку даже в судебных актах по делам, в рамках которых суды пришли к выводу об отсутствии нарушений при проведении торгов (N А56-79939/2013, А56-9097/2013, А56-20093/2014, А56-52647/2013, А56-1593/2014, А05-1301/2015).
Так, по делу N А56-52647/2013 об оспаривании отказа в допуске общества к участию в открытом конкурсе по отбору управляющей компании для управления многоквартирными домами и признании проведенного конкурса и заключенных по результатам данного конкурса договоров недействительными суды установили, что вступившими в законную силу судебными актами по другому делу постановление местной администрации муниципального образования о проведении открытого конкурса по отбору управляющей организации для управления многоквартирными домами признано недействительным. Данное решение вынесено в отношении домов, являвшихся предметом оспариваемого конкурса. Судами также было установлено, что способ управления многоквартирными домами был выбран собственниками на общих собраниях собственников помещений в многоквартирных домах, следовательно, основания для проведения конкурса отсутствовали.
Исходя из изложенного отсутствие правовых оснований для проведения открытого конкурса по отбору управляющей организации по управлению многоквартирными домами исключает, как указал суд округа, дальнейшие действия в рамках процедуры конкурсного отбора, а следовательно, и возможность восстановления прав истца, даже если они были нарушены при проведении конкурса.
В связи с этим суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что основания для удовлетворения исковых требований отсутствовали, поскольку в данном случае такой способ защиты права, как признание торгов недействительными, по иску участника конкурса не мог быть применен.
По делам, в рамках которых при проведении торгов судами были установлены существенные нарушения правил, предусмотренных законом, оценка возможности восстановления прав истца при признании торгов недействительными производилась судами во всех случаях.
При этом как до, так и после принятия ВС РФ Определения от 28.01.2016 N 301-ЭС15-12618, суды, разрешая требования о признании торгов и, как следствие, договоров, заключенных с лицами, выигравшими торги, недействительными, принимали во внимание, исполнена ли оспариваемая сделка и в какой степени, а также учитывали, возможно ли восстановление прав истца, например путем проведения повторных торгов по тому же предмету.
Суды различных судебных инстанций в ряде случаев расходились в оценке возможности восстановления прав истца, но уделяли внимание этому вопросу по каждому из дел. В том числе суды учитывали предмет оспариваемых контрактов и стадию его исполнения.
Так, по делу N А56-9991/2014, признавая недействительным государственный контракт на выполнение ремонтных работ по капитальному ремонту улицы, суды установили и учли, что в связи со значительным числом судебных споров, связанных с проведением торгов и заключением данного контракта, его фактическое исполнение на момент рассмотрения указанного дела не началось. С учетом изложенного суды сочли возможным признать оспариваемый контракт недействительным.
По делу N А56-21649/2015 суд первой инстанции принял во внимание, что предметом оспариваемого в рамках данного дела договора являлось выполнение работ по завершению строительства мостового перехода, и по ходатайству истца принял обеспечительные меры в целях сохранения существующего состояния отношений (status quo) между сторонами до разрешения спора по существу. Суд определением об обеспечении иска обязал заказчика и победителя конкурса, выступавших ответчиками по иску, приостановить выполнение строительно-монтажных работ на объекте до вступления решения суда по делу в законную силу.
В дальнейшем суд удовлетворил требования истца, в том числе признал недействительным договор генерального подряда и применил последствия недействительности сделки путем обязания подрядчика возвратить не отработанную на дату вынесения судом решения часть полученного от заказчика аванса. При этом суд исходил из возможности проведения торгов в отношении оставшейся части невыполненных работ.
Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение суда первой инстанции без изменения, отклонив ссылки ответчиков на его неисполнимость в части обязания подрядчика возвратить неотработанную часть аванса. Суд округа указал, что доводы ответчиков об отсутствии возможности исполнить решение суда в этой части в связи с окончанием подрядчиком строительных работ не являются основанием для отмены или изменения обжалуемых судебных актов, поскольку обусловлены неисполнением определения суда по данному делу, которым суд обязал стороны договора приостановить выполнение работ до вступления судебного акта по делу в законную силу. Сумма неотработанного аванса, подлежащая возврату, определена судом на основании справки о выполнении и финансировании работ по состоянию на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции.
По другим делам суды, удовлетворяя требования о признании торгов недействительными, сочли возможным прекратить на будущее время исполнение заключенных по результатам торгов договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций (дело N А66-3624/2012), договоров о предоставлении права исполнять обязанности администраторов ярмарок (дело N А66-7064/2015).
По делам N А56-74638/2013, А56-74616/2013, А56-74636/2013 суды, признавая недействительными договоры на выполнение кадастровых работ, приняли во внимание их частичное исполнение.
В одном случае, по делу N А21-4124/2015, неполное исследование судом апелляционной инстанции (в том числе с учетом социальной значимости объекта торгов) вопросов о том, в какой части исполнен оспариваемый контракт и возможно ли повторное проведение торгов, послужило основанием для отмены судом округа Постановления апелляционного суда с направлением дела на новое рассмотрение.
При этом кассационная инстанция исходила из того, что суд не вправе констатировать лишь факт недействительности торгов и заключенных по их результатам сделок, если при этом не преследуется цель восстановить нарушенное право истца. Возможность признания недействительными торгов в связи с нарушением правил, предусмотренных законом, влечет обязанность суда выяснить не только факт допущенных нарушений при проведении торгов, но и совокупность иных обстоятельств.
В рамках данного дела общество обратилось в арбитражный суд с иском к конкурсному агентству области, областной клинической больнице, организации и региональному управлению заказчика капитального строительства о признании недействительным открытого конкурса на право заключения контракта на выполнение работ по реконструкции больницы, а также о признании недействительным заключенного по результатам данного конкурса контракта и применении последствий недействительности сделки.
Суд первой инстанции истцу в удовлетворении заявленных требований отказал, не установив нарушений при проведении оспариваемых торгов.
Апелляционный суд с этими выводами не согласился, в связи с чем отменил решение суда первой инстанции, признал недействительными открытый конкурс и заключенный по результатам данного конкурса контракт. В удовлетворении требования о применении последствий недействительности сделки истцу отказано.
В ходе рассмотрения дела суды установили, что согласно протоколу рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе четыре заявки, в числе которых заявки общества и организации, признаны единой комиссией соответствующими требованиям Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 44-ФЗ), извещению о проведении конкурса и конкурсной документации.
При этом общество в составе заявки представило в том числе справки, подтверждающие выполнение работ по иным заключенным обществом ранее и исполненным государственным контрактам.
В связи с тем что указанные в справках контракты имеют гриф "Секретно", копии данных государственных контрактов были направлены обществом в адрес организатора торгов посредством отдела спецсвязи.
Ввиду того что указанные контракты поступили в адрес организатора торгов по адресу, не указанному в конкурсной документации, единая комиссия по показателю "Опыт выполнения участником конкурса работ сопоставимого характера и объема", значимость показателя 100%, присвоила заявке общества нулевое значение, посчитав указанный опыт неподтвержденным.
Победителем открытого конкурса признана организация, с которой заключен контракт на выполнение работ по реконструкции больницы.
Апелляционный суд признал ошибочным вывод суда первой инстанции о несоблюдении обществом порядка направления части заявки, содержавшей копии государственных контрактов с грифом "Секретно", указав, что истцом были приняты все зависящие от него меры по подтверждению соответствия по показателю "Опыт выполнения участником конкурса работ сопоставимого характера и объема". Установив на основе расчета баллов, представленного истцом, что итоговый рейтинг общества превышает рейтинг организации, апелляционный суд признал доказанным нарушение по результатам спорного конкурса прав и законных интересов истца, в связи с чем удовлетворил заявленные требования в части признания недействительным открытого конкурса и заключенного по его итогам контракта.
Кассационная инстанция согласилась с выводами апелляционного суда о том, что общество вправе было использовать документы, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, в целях подтверждения соответствия требованиям конкурсной документации и при соблюдении порядка передачи таких сведений, установленного Законом Российской Федерации от 21.07.1993 N 5485-1 "О государственной тайне". Суд признал, что по причине неправомерного непринятия к рассмотрению надлежащим образом направленных в подтверждение соответствия по названному выше показателю государственных контрактов с грифом "Секретно" единой комиссией допущено нарушение порядка подсчета баллов, присваиваемых заявкам лиц, допущенных к участию в конкурсе, что является существенным нарушением порядка проведения конкурса.
В то же время суд апелляционной инстанции также сделал вывод о наличии в силу положений Закона N 44-ФЗ, Закона о защите конкуренции и ГК РФ достаточных оснований для признания открытого конкурса недействительным.
При этом апелляционный суд установил, что стоимость выполненных работ по заключенному контракту работ составила 8 367 318 руб. 85 коп., в то время как цена заключенного с организацией контракта составляет 231 462 987 руб. 50 коп., то есть исходя из соотношения цены контракта и стоимости выполненных организацией работ выполнена незначительная часть предусмотренных контрактом работ.
Вместе с тем, апелляционный суд с учетом статьи 12 ГК РФ не принял во внимание следующее.
Как усматривается из искового заявления, целью обращения общества с названным иском является защита его прав и законных интересов, их восстановление путем признания открытого конкурса и заключенного по его результатам контракта недействительными.
Вместе с тем каким образом могут быть восстановлены права общества в случае признания открытого конкурса и заключенного контракта недействительными, истец не указал. Данный вопрос не исследован и судами первой и апелляционной инстанций.
Апелляционный суд, установив частичное исполнение сторонами контракта, также не проверил, имеется ли возможность повторно провести конкурс на выполнение оставшейся части работ, и не выяснил, отвечает ли в данном случае признание торгов недействительными общественным и государственным интересам с учетом социальной значимости реконструируемого объекта.
При таком положении кассационная инстанция посчитала, что выводы суда апелляционной инстанции нельзя признать достаточно обоснованными, соответствующими представленным в дело доказательствам и обстоятельствам, имеющим значение для правильного рассмотрения спора. Поскольку судами неправильно применены нормы материального права и по делу требуются дополнительное исследование и повторная оценка доказательств, постановление апелляционной инстанции отменено судом округа, дело направлено на новое рассмотрение.
В постановлении кассационной инстанции отмечено, что при новом рассмотрении дела суду следует установить, могут ли права и законные интересы истца быть восстановлены принятием судебного акта о признании открытого конкурса и заключенного по его результатам контракта недействительными; в какой части исполнен спорный контракт; возможно ли проведение повторных торгов в отношении еще невыполненного объема работ; насколько признание торгов недействительными отвечает общественным и государственным интересам.
Здесь необходимо отметить, что ГК РФ не только не исключает признание исполненного договора недействительным, но и содержит положения о том, как должна проходить двусторонняя реституция в случае признания сделки недействительной.
Вместе с тем вопрос о признании исполненного договора недействительным должен разрешаться судами применительно к обстоятельствам каждого конкретного дела исходя из реальной возможности восстановить права истца в случае такого признания. И данный правовой аспект (возможность восстановить права истца в случае признания оспариваемого договора недействительным) будет иметь в таких случаях решающее значение.
По-видимому, именно на это посчитал необходимым обратить внимание ВС РФ в Определении от 28.01.2016 N 301-ЭС15-12618, говоря о том, что признание торгов и, как следствие, договоров, заключенных с лицами, выигравшими торги, недействительными не поставлено в зависимость от факта исполнения сделки.
Таким образом, для правильного разрешения требований о признании заключенных на торгах договоров недействительными юридическое значение имеет скорее не то, что договор исполнен, а наличие либо отсутствие в связи с исполнением договора возможности восстановить права истца в случае удовлетворения иска.
Отступлений от такого подхода при разрешении дел в практике АС СЗО и судов округа в рассматриваемый период не выявлено.
Рассмотрение судами первой и апелляционной инстанций дел с участием победителей торгов в качестве третьих лиц оценивается судом кассационной инстанции с учетом того, привело ли такое процессуальное положение победителей торгов к ущемлению их прав в ходе судебного разбирательства.
Из 33 дел об оспаривании торгов, рассмотренных судом округа за период с января 2014 года по август 2016 года, по 24 делам победители торгов (лица, с которыми по итогам торгов заключен контакт) участвовали в рассмотрении данных дел в качестве соответчиков, были привлечены к участию в деле в этом качестве по ходатайствам истцов, заказчиков (организаторов торгов) либо по инициативе суда.
В одном случае (N А56-16067/2013) победитель торгов являлся истцом по делу.
По восьми делам (N А66-3624/2012, А05-6975/2013, А56-1593/2014, А56-20093/2014, А66-8398/2014, А66-8499/2014, А56-37006/2015, А56-46111/2015) победители торгов были привлечены к участию в деле в соответствии со статьей 51 АПК РФ в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.
Необходимо отметить, что из перечисленных восьми дел по одному делу (N А66-3624/2012) судебные акты были отменены кассационной инстанцией, дело направлено на новое рассмотрение, в ходе которого процессуальный статус победителя торгов был изменен - общество привлечено судом к участию в деле в качестве соответчика и имело возможность реализовать права и обязанности, предоставленные ему процессуальным законом как стороне по делу.
Еще по шести делам из числа указанных (N А05-6975/2013, А56-1593/2014, А56-20093/2014, А66-8398/2014, А66-8499/2014, А56-37006/2015) по итогам рассмотрения истцам в удовлетворении требований об оспаривании торгов отказано. Соответственно, поскольку по сути судебные акты приняты в их пользу, участие победителей торгов по данным делам в качестве третьих лиц с меньшим объемом прав и обязанностей, чем сторона по делу, не повлекло для них негативных последствий (в виде признания торгов и заключенных по результатам таких торгов контрактов недействительными). При этом по четырем из этих шести дел суды не установили нарушений правил проведения торгов, которые, исходя из требований статьи 449 ГК РФ, могли послужить основанием для признания торгов недействительными. По двум делам (N А66-8398/2014, А66-8499/2014) суды пришли к выводу о том, что признание торгов недействительными не приведет к восстановлению прав истца. Только в одном случае (дело N А56-1593/2014) победитель торгов как третье лицо обращался с апелляционной жалобой на судебный акт об удовлетворении иска об оспаривании торгов, по итогам рассмотрения которой решение суда первой инстанции было отменено, в признании торгов недействительными было отказано. Во всех остальных случаях с апелляционными и кассационными жалобами на судебные акты победители торгов не обращались, по-видимому, не считая свои права и законные интересы нарушенными.
При таком положении подход судов апелляционной и кассационной инстанций, не усмотревших в участии победителей торгов по данным делам в качестве третьих лиц безусловных оснований к отмене судебных актов применительно к положениям пункта 4 части 4 статьи 270 и пункта 4 части 4 статьи 288 АПК РФ, представляется взвешенным и оправданным исходя из результатов рассмотрения дела. С учетом того, что по существу заявленных требований суды не установили нарушений при проведении торгов либо пришли к выводам о том, что права истцов в рамках данных дел не могут быть восстановлены, отмена судебных актов по указанным шести делам (N А05-6975/2013, А56-1593/2014, А56-20093/2014, А66-8398/2014, А66-8499/2014, А56-37006/2015) только по мотиву ненадлежащего процессуального статуса победителей торгов привела бы вопреки принципу процессуальной экономии исключительно к затягиванию рассмотрения дел и не повлияла бы на конечный результат их рассмотрения.
Отдельно необходимо отметить дело N А56-46111/2015, в рамках которого общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к администрации муниципального образования о признании незаконными решений конкурсной комиссии администрации: о недопуске общества к участию в открытом конкурсе на право заключения договора управления несколькими многоквартирными домами, о результатах открытого конкурса; а также о признании недействительными протокола рассмотрения заявок на участие в конкурсе и протокола оценки и сопоставления заявок на участие в конкурсе.
Определением суда победитель конкурса был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда, требования общества удовлетворены в полном объеме.
Оставляя судебные акты по данному делу без изменения, а кассационную жалобу администрации без удовлетворения, суд округа признал обоснованными выводы судов двух инстанций о неправомерном недопуске истца к участию в конкурсе и принял во внимание, что договор управления многоквартирными домами по результатам спорного конкурса не заключен. Более того, как пояснили стороны в суде кассационной инстанции, на момент рассмотрения кассационной жалобы администрацией уже был повторно проведен открытый конкурс на право заключения договора управления многоквартирными домами, договор по результатам повторного конкурса заключен.
Представляется, что в этой ситуации при отсутствии договора, заключенного по результатам оспариваемых торгов, участие победителя конкурса в деле в качестве третьего лица также не может расцениваться как безусловное основание к отмене обжалуемых судебных актов.
Вместе с тем сохранение кассационной инстанцией в силе судебных актов по делам N А05-6975/2013, А56-1593/2014, А56-20093/2014, А66-8398/2014, А66-8499/2014, А56-37006/2015, А56-46111/2015 не освобождает суды первой и апелляционной инстанций об обязанности учитывать при рассмотрении дел данной категории разъяснения высших судебных инстанций о том, что привлечение победителя торгов в качестве ответчика в силу части 6 статьи 46 АПК РФ в необходимых случаях осуществляется по инициативе суда.
Предъявление требования о признании недействительными торгов означает также предъявление требования о недействительности сделки, заключенной по результатам торгов.
Данная позиция, как правило, не вызывает затруднений на практике.
Из материалов судебных дел видно, что даже в тех случаях, когда изначально истцом заявлено требование только о признании недействительными торгов, в дальнейшем в ходе судебного разбирательства (в особенности при активной позиции суда в выяснении у истца направленности его правового интереса в споре) ранее заявленные требования дополняются требованием о признании заключенной по итогам торгов сделки недействительной.
Примером тому является дело N А66-3624/2012, в рамках которого общество обратилось в арбитражный суд с иском к администрации города и управлению муниципального заказа о признании недействительными результатов открытого конкурса на право заключения договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции по лотам N 1 и 2, оформленных протоколом оценки и сопоставления заявок от 05.03.2012.
Суд первой инстанции привлек к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, победителя торгов и территориальный антимонопольный орган.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда, в удовлетворении исковых требований отказано.
Кассационная инстанция, установив, что не все доводы истца о допущенных при проведении торгов нарушениях проверены судами, отменила принятые по делу судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении истец в порядке, предусмотренном статьей 49 АПК РФ, уточнил заявленные требования и просил суд признать недействительными:
- открытый конкурс на право заключения договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции по лотам N 1 и 2, результаты которого оформлены протоколом оценки и сопоставления заявок от 05.03.2012;
- договоры, заключенные администрацией города с победителем торгов по результатам открытого конкурса.
По итогам нового рассмотрения дело разрешено судами с учетом уточнения заявленных требований. Суды трех инстанций признали недействительным открытый конкурс, а также заключенные по его результатам договоры и прекратили их действие на будущее время в неисполненной части.
Здесь же в отношении требований о применении последствий недействительности сделки необходимо отметить следующее.
Как уже указывалось выше, согласно пункту 18 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 предъявление требования о признании недействительными торгов означает также предъявление требования о недействительности сделки, заключенной по результатам торгов.
При этом в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.07.2010 N 2814/10 и в также упоминаемом выше Определении ВС РФ от 28.01.2016 N 301-ЭС15-12618 данный подход сформулирован шире: "...предъявление требования о признании недействительными торгов означает также предъявление требования о недействительности сделки, заключенной по результатам торгов, и применении последствий ее недействительности".
На практике же требования о применении последствий недействительности сделки при оспаривании торгов заявляются значительно реже, чем сами требования о признании сделки, заключенной по результатам торгов, недействительной. Более того, не всегда применение последствий недействительности сделки находится в сфере правового интереса истца. Истец заинтересован прежде всего в оспаривании заключенной на торгах сделки для того, чтобы либо быть признанным победителем в спорных торгах, либо в дальнейшем принять участие в повторных торгах.
Так, из 33 изученных дел, рассмотренных судом округа, требования о применении последствий недействительности сделки, заключенной по результатам оспариваемых торгов, заявлены только в рамках трех дел (N А21-4124/2015, А56-16132/2014, А56-9991/2014) и удовлетворены судами по одному делу из названных трех.
По делу N А56-9991/2014 в резолютивной части решения суда первой инстанции, оставленного в силе кассационной инстанцией, указано на применение последствий недействительности сделки, предусмотренных статьей 167 ГК РФ, без ссылки на конкретные действия, которые следует совершить ответчикам (данное обстоятельство было обусловлено отсутствием в материалах дела сведений о стадии исполнения контракта).
С учетом того, что, как показывает судебная практика, истец по делам об оспаривании торгов не во всех случаях заинтересован в применении последствий недействительности сделки, и принимая во внимание, что при удовлетворении такого требования суду в целях соответствия судебного акта принципу исполнимости следует указывать, каким образом стороны сделки необходимо привести в первоначальное положение, а в материалах дела не всегда имеются достаточные доказательства для выводов о порядке применения последствий недействительности сделки, представляется, что по делам данной категории вопрос о возможности применения в каждом конкретном случае последствий недействительности сделки должен исследоваться, если истцом заявлено соответствующее требование. Требование о применении последствий недействительности сделки подлежит удовлетворению судом в тех случаях, если оно направлено на восстановление нарушенных прав истца.
Таким образом, анализ судебной практики по делам об оспаривании торгов показывает, что в целом суды применяют подходы, выработанные высшими судебными инстанциями. При этом суды правильно определяют процессуальное положение лиц, участвующих в деле, а разрешая требования о признании недействительными договоров, заключенных по результатам оспариваемых торгов, придерживаются единой судебной практики по данной категории дел и выясняют, могут ли права и законные интересы истца быть восстановлены принятием судебного акта о признании торгов недействительными, принимая во внимание полное либо частичное исполнение договоров, возможность проведения повторных торгов в отношении неисполненной части обязательств, а также учитывают, насколько признание торгов недействительными отвечает общественным и государственным интересам.

Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.


Источник: http://ppt.ru/news/140212

Закрыть... [X]


Обзор практики типовых нарушений порядка организации и Цитата про ручную работу


Основания для признания конкурса недействительным

Споры о признании недействительными торгов в порядке

Основания для признания конкурса недействительным

Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с

Основания для признания конкурса недействительным

Обобщение практики рассмотрения Арбитражным судом

Основания для признания конкурса недействительным

Обобщение практики рассмотрения дел, связанных с

Основания для признания конкурса недействительным

Проблемы признания торгов недействительными

Основания для признания конкурса недействительным

Споры о признании торгов недействительными

Основания для признания конкурса недействительным

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от

Основания для признания конкурса недействительным

Концессия: DE JURE и DE FACTO

Основания для признания конкурса недействительным

Суд

Основания для признания конкурса недействительным

CSS оформление ссылок: убираем подчёркивание, меняем цвет


.
Источник: http://obrazzdorovia.ru/osnovaniya-dlya-priznaniya-konkursa-nedeystvitelnym/



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

О признании конкурса недействительным - Прочие исковые. - РосПравосудие Поздравления день россии смотреть

Признать конкурс недействительными Признать конкурс недействительными Признать конкурс недействительными Признать конкурс недействительными Признать конкурс недействительными Признать конкурс недействительными